Аудиторские и
консультационные услуги
Аудиторские услуги
Консультирование предприятий
Консультирование органов власти
Образовательные
программы
Переподготовка муниципальных служащих
Система дистанционного образования
Бизнес-семинары
Муниципальные
исследования
Экономика жилищно-
коммунального хозяйства
Экономика здравоохранения
и образования
Экономика средств
массовой информации
Междисциплинарные исследования
 

Малое и среднее предпринимательство как предмет общественного диалога и государственной политики
Широнин В. М.

Малое и среднее предпринимательство как предмет общественного диалога и государственной политики


В. М. Широнин - директор Центра развития малого и среднего бизнеса Института прикладных экономических исследований Академии народного хозяйства при Правительстве РФ.


Несмотря на распространенные мифы о существенном отставании России, вклад сектора малых и средних предприятий (МСП) составляет сегодня в нашей стране не менее 90% от общего числа предприятий и примерно 30-50% занятости и производства продукции и услуг 1. Значение этого сектора постоянно отмечается в средствах массовой информации и публичных выступлениях политиков - звучат утверждения о важности предпринимательства как “питательного бульона” для экономики, значении среднего класса как опоры демократии и т.п. В то же время приходится констатировать, что обсуждать эту тему в каком-либо практическом ключе в настоящее время мало кому интересно, если это не касается его лично. В особенности это справедливо применительно к федеральному уровню власти, где недавно были разрушены старые институты политики в области предпринимательства – без замены их новыми.

Разумеется, российский малый и средний бизнес развивается если и не вопреки, то по крайней мере почти полностью независимо от усилий по его поддержке. Тем не менее, начиная с 90-х годов, в нашей стране сложилась система поддержки малого предпринимательства, представляющая собой достаточно целостный социальный механизм. Он включает как сообщество участников, опирающихся на свою институциональную структуру и имеющих определенные интересы, так и идеологию - систему представлений об объекте, ценностях, целях и т.д. И именно эта идеология системы поддержки предпринимательства до последнего времени определяла характер общественного обсуждения проблем малого и среднего бизнеса.

Представляется, что “потеря” темы предпринимательства при разработке новой экономической политики и разрушение ее старой институциональной основы в очень большой степени объясняется тем, что существующая идеология поддержки малого бизнеса воспринимается как несовместимая с этими новыми подходами и отторгается, как инородное тело. Повторяя слова Ильфа и Петрова, можно сказать, что прежняя парадигма обсуждения проблем предпринимательства уже представляется неадекватной, а новая еще не сложилась. Задача поэтому состоит в том, чтобы поставить этот вопрос в повестку дня и выработать некоторый новый формат обсуждения.

Малые предприятия и их поддержка

Что такое малые и средние предприятия?

Следует сразу заметить, что широко используемая и в России аббревиатура МСП – малые и средние предприятия - в подавляющем числе случаев означает в нашей стране совсем не то, что за рубежом. Эта суженная трактовка приводит к занижению показателей развития этого сектора в нашей стране в 4-5 раз.

В мире в категорию МСП обычно относят любые предприятия с числом занятых до 250 или до иногда до 500 человек. В России же в соответствии с законом №88 от 14 июня 1995 года “О государственной поддержке малого предпринимательства в РФ” введено понятие “субъекта малого предпринимательства”, распадающееся в свою очередь на две категории – (1) индивидуальные предприниматели без образования юридического лица (ПБОЮЛ), и (2) малые предприятия – юридические лица. Предприятие – юридическое лицо признается малым, если число занятых на нем не превышает некоторого предела, установленного в зависимости от отрасли (максимум до 100 человек), и в образовании которого участие крупных предприятий и некоммерческих организаций не превышает 25%.

Поскольку понятия среднего предприятия в России нет, то сокращение МСП употребляется просто “автоматически” по аналогии с тем, как это делается во всем мире, где, действительно, выделяется группа малых и средних предприятий. Данные о средних предприятиях в показателях российского сектора МСП не отражаются (за единичными исключениями).

Кроме того, понятие малого предприятия в нашей литературе очень часто используется в строго юридическом, а не экономическом смысле, и к МСП не относят индивидуальных предпринимателей, работающих без образования юридического лица (ПБОЮЛ).

В чем значение МСП?

Тема развития (поддержки) предпринимательства была импортирована в Россию в начале 90-х годов международными финансовыми организациями (Всемирным банком и др.), а также другими западными донорскими организациями (Агентство США по международному развитию – USAID и др.). На эти цели в России были затрачены несоизмеримо бОльшие западные деньги по сравнению с российскими 2. Соответственно, общая идеология этой деятельности в большой степени повторяла зарубежные образцы.

Понимание важности малого бизнеса возникло в мире к 1980-м годам, в первую очередь в США и Великобритании. В это время стало ясно, что крупные предприятия часто характеризуются большими затратами, представляют угрозу для окружающей среды и не слишком склонны к инновационному поведению, они создают сравнительно мало новых рабочих мест 3. Одновременно были опубликованы исследования и “белые книги”, обратившие внимание общественности и правительственных органов на важную роль, которую играют малые предприятия не только в создании рабочих мест и доходов, но и в реструктуризации экономики. При этом в целом - очень приближенно - можно сказать, что в начале 80-х годов наибольшее значение придавалось вкладу МСП в решение социальных проблем, в конце 80-х – задаче создания равных возможностей для всех фирм на рынке, а в настоящее время - значению МСП с точки зрения экономического роста и конкурентоспособности.

Хотя данные о вкладе МСП в основные экономические показатели (в том числе и России) достаточно впечатляющи, тем не менее следует напомнить, что основная часть этого вклада получается за счет очень небольшой части МСП 4. Иначе говоря, вклад в любой показатель подавляющего большинства малых предприятий несуществен. В этой связи очень интересно, что последние публикации по вопросам предпринимательства особо подчеркивают роль малых (и мельчайших) предприятий в обновлении и развитии экономики. А именно, с точки зрения динамики главный вклад МСП связан с тем, что если и не во всех, то во многих случаях новое предприятие - сначала малое. Разумеется, многие технологические инновации происходят на основе крупных исследовательских и опытно-конструкторских разработок и крупных инвестиций, однако по имеющимся данным процесс обновления продуктов неразрывно связан с созданием новых малых предприятий. Отсюда следует, что важнейшим фактором экономического развития является масштаб “брутто-потока” рождения малых предприятий – или их “турбулентность”, то есть даже не чистый нетто-результат, равный разности между числом создаваемых новых предприятий и их “смертностью”, а число ежегодно регистрируемых предприятий 5.

Таким образом, проблема таких макроэкономических индикаторов, как общий экономический рост, занятость и инновации, прямо связаны с малыми предприятиями. Вместе с тем следует сказать, что в условиях переходной экономики России соотношение форм и факторов создания предприятий в 90-е годы было существенно иным (прежде всего, за счет приватизации и резких структурных изменений). Имеющиеся (достаточно скудные) российские данные о предприятиях различного размера также не подтверждают тезис о большей активности малых предприятий в сфере обновления ассортимента продукции и услуг. Тем не менее, вероятно в дальнейшем экономической развитие должно все больше идти через вовлечение малых предприятий.

Почему малые предприятия принято поддерживать?

С конца 1970-х годов в развитых странах сложились национальные системы поддержки предпринимательства. Аргументы, лежащие в основе поддержки малых и средних предприятий можно разбить на следующие группы. Поддержка необходима МСП для того, чтобы они могли успешно конкурировать с крупными предприятиями, занимающими монопольное положение на рынке. Малые предприятия испытывают относительно большие трудности с получением нужной информации и поэтому нуждаются в соответствующей поддержке. Большие фирмы легче, чем малые, могут распределить внутри себя деловые риски. Известно, что малым предприятиям относительно сложнее получить доступ к кредитным и финансовым ресурсам, поскольку затраты банков и других финансовых организаций на принятие и оформление соответствующего решения не зависят от объема финансирования. Малый бизнес рассматривается также как важный фактор создания новых рабочих мест, регионального развития, инноваций и конкуренции.

Системы - или, скорее, сообщества - поддержки предпринимательства в каждой из стран состоят из множества государственных, частных, общественных и смешанных организаций. Часто они обладают свойствами, которые дают аналитикам основание делать вывод о системном провале в области поддержки МСП 6. К таким свойствам можно отнести:

наличие множества организаций по поддержке предпринимательства, мало координирующих свою деятельность, дублирование и “белые пятна” в их деятельности , отсутствие у малых и средних предприятий четкого представления, к кому и по каким вопросам можно обратиться, неспособность со стороны поддерживающих организаций удовлетворять реальные потребности бизнеса и их склонность осуществлять запланированные программы, сравнительно малый охват малых и средних предприятий услугами организаций поддержки. Следует заметить однако, что вопрос об общей эффективности и даже необходимости специальной инфраструктуры поддержки предпринимательства рассматривается многими аналитиками как неочевидный. Тем не менее, несмотря на такую критику, очевидно, что эти системы будут и дальше существовать и развиваться.

В России, кроме этих общих соображений, постоянно подчеркивалось, что сектор малых предприятий значительно недоразвит по сравнению с рыночными экономиками, что с середины 90-х годов число малых предприятий составляет примерно 800 тысяч и не растет, что в свою очередь свидетельствует о неблагоприятном деловом климате 7. И очевидная некорректность этого тезиса 8 игнорировалась, не в последнюю очередь, именно потому, что он служил прекрасным дополнением стандартной идеологии поддержки.

Российские институты поддержки малого бизнеса были созданы в 90-е годы. Они включали государственный орган, ответственный за поддержку малого предпринимательства 9 (вначале – специальный Государственный комитет, затем – департамент в Министерстве по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства). В соответствии с упомянутым законом №88 от 14 июня 1995 года “О государственной поддержке малого предпринимательства в РФ” был организован Федеральный фонд поддержки малого предпринимательства (ФФПМП) и должна была ежегодно финансироваться Федеральная программа поддержки малого предпринимательства. Была также создана так называемая “инфраструктура поддержки” - несколько государственных или квазичастных межрегиональных сетей консалтинговых и учебных организаций. Как и за рубежом, эффективность такой деятельности по поддержке не очевидна, и очень многие предприниматели считают, что в их регионах организации “инфраструктуры” не представляют большой ценности 10. С другой стороны, известны многие очень хорошие и успешно работающие организации поддержки, в первую очередь микрокредитные организации, но также и консалтинговые, и обучающие. Вопрос, следовательно, заключается в оценке их количества, что требует специального исследования.

Поддержка малого предпринимательства и экономическая политика в России

Поскольку российская система поддержки предпринимательства создавалась со значительным, если не преобладающим, финансирование зарубежных доноров (при том или ином участии государственных средств), то в ее деятельности фактически имел место некоторый симбиоз (конечно, проявлявшийся по-разному в разных ситуациях). Доноры предоставляли деньги, но при этом нуждались в подтверждении со стороны российских государственных учреждений о том, что деньги потрачены правильно. В свою очередь российские государственные учреждения сами денег не имели, но могли выдавать эту “справку”. Третьей стороной в этом симбиозе были организации инфраструктуры поддержки - исполнители программ. Среди них тоже сложилось разделение функций: московские головные организации сетей занимались лоббированием и оптовой перепродажей программ в регионы, а региональные – реализацией не только “московских” программ на местах, но и своих региональных проектов, а также коммерческой деятельностью на местном рынке (консалтинга, обучения, кредитования и др.).

Добавим, что хотя российская система поддержки малого бизнеса была частью общей идеи западнических реформ, тем не менее данное сообщество никогда ни лично (по происхождению, по опыту), ни институционально не соприкасалось с сообществом, вырабатывающим общую экономическую политику на макроуровне. Поддержка предпринимательства относилась к социалистической, а не либеральной группе идей, поэтому она (особенно в форме прямого финансирования из гоударственного бюджета) оказалась не только “посторонней”, но и прямо противоречащей общей либеральной идеологии.

В настоящее время, судя по многим признакам, определенный период истории системы поддержки закончился и она переживает кризис. Особенно наглядно он обозначился в момент реформирования правительства в связи с президентскими выборами 2004 года. Несмотря на высказывавшиеся различные мнения (в частности, относительно судьбы Федерального фонда поддержки малых предприятий – ФФПМП), старая система поддержки была на федеральном уровне в сущности разрушена. Федеральное Министерство по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства было упразднено, и вся нагрузка легла на МЭРТ. В свою очередь после его реформирования задача развития предпринимательства поручена в МЭРТ небольшому отделу, который кроме этого занимается рекламой, антимонопольным регулированием и уменьшением административных барьеров.

В этой связи возникает ряд вопросов: В чем причина этого кризиса? Может ли и должна ли система поддержки быть каким-то образом сохранена? Вообще, нужна ли в России на данном этапе политика развития предпринимательства? Если да, то в чем она должна состоять?

Российские малые и средние предприятия: общее и особенное

Особенности предприятий в зависимости от их размера

Как уже говорилось, мировая практика состоит в том, что информация о малых и средних предприятий собирается и публикуется по размерным группам предприятий (в смысле численности занятых). В российской официальной практике существует только определение субъектов малого предпринимательства, и понятия среднего бизнеса нет. Группировки статистических данных по размерным группам почти не рассчитываются и не публикуются 11. Между тем имеющиеся данные показывают, что особенности экономического положения и поведения предприятий разного размера значительно отличаются, в том числе и в России.

Так, по данным за 2000 г. 12 малые предприятия стараются привлекать клиентов более низкими ценами и особенно лучшим обслуживанием, в то время как более крупные – качеством товаров и своими особыми новинками (рис. 1). Последний факт противоречит (по крайней мере, применительно к российской ситуации) цитированной выше аргументации относительно важности малого предпринимательства как источника инноваций по продукту. Это важный момент, но к сожалению нам не известны более поздние и более подробные исследования этого вопроса.

Размеры сильно коррелируют с историей предприятия и имеющимися у него ресурсами. Микропредприятия с числом сотрудников до 5 человек в среднем почти в 5 раз чаще возникли заново и не являются продолжением какого-то другого бизнеса, чем предприятия с занятостью 250-500 человек (рис. 2). В частности, поэтому (рис. 3) для небольших предприятий гораздо реже является проблемой состояние оборудования (если они его вообще используют). С другой стороны, с увеличением размеров предприятий растет масштаб применения усовершенствованных технологий - хотя по имеющимся данным число случаев использования уникальных технологий от размера предприятия зависит мало (рис. 4). Предприятия разного размера резко различаются по наличию, истории приобретения и типу прав на недвижимость (рис. 5). Как правило, малые предприятия арендуют помещения, в том числе у средних и крупных. Среди опрошенных 0% предприятий размером 1-5 человек и только 3% предприятий размером 6-9 человек имели приватизированные производственные помещения, в то время как среди предприятий с 250-500 занятыми таких было 70%. В то же время арендовали производственные помещения 54% предприятий размером 6-9 человек и только 15% предприятий размером 250-500 человек.

Значительно коррелирует с размерами предприятий их поведение в области финансов и фактическое финансовое положение (рис. 6, рис. 7, рис. 8, рис. 9, рис. 10, рис. 11). В среднем чем меньше предприятие, тем реже оно имеет задолженности и тем чаще оно развивается, используя в основном собственные средства. Структура источников финансирования мелких и более крупных предприятий значительно различается, причем это отражает не только трудности в получении банковских кредитов, но и определенную систему ценностей микропредприятий.

Вопреки общепринятым представлениям, наше обследование показало, что административные трудности испытывают не только самые малые предприятия, но что их масштаб – по крайней мере, измеренный числом проверок различными организациями – растет в точности пропорционально размеру предприятия (рис. 12). В то же время все разнообразные оценки масштаба теневой деятельности предприятий показывают, что с ростом размера предприятия этот масштаб сильно уменьшается (рис. 13).

Наконец, самый малый бизнес у нас – это преимущественно женское занятие. В частности, доля женщин – руководителей малых и средних предприятий с ростом размера предприятий монотонно уменьшается от почти 70% (микропредприятя с занятостью до 5 человек) до 10% (предприятия с 250-500 работающими) (рис. 14).

Таким образом, размер предприятия – это важный аспект анализа состояния предпринимательства и экономики в целом, не менее существенный, чем, например, отраслевой разрез. Его учет весьма целесообразен как при организации статического наблюдения, так и при разработке политики.

Институциональные особенности российского предприятия

По сравнению с западным наш бизнес существует в обстановке неразвитой правовой системы и гипертрофированной исполнительной власти, существенно ориентированной на собственные интересы. Поэтому те вопросы, которые там решаются с помощью правовых механизмов, у нас решается по-другому 13. Это делает наш бизнес более личным и неформальным, более теневым и коррумпированным, более краткосрочно ориентированным и т.д. Наше предприятие является не столько отношением сторон, закрепленным юридической поддержкой государства (учредителей, персонала, менеджмента, акционеров и т.д. - и их отношениями с клиентами и контрагентами). Скорее, юридическое лицо у нас – это интерфейс между данным бизнесом и органами власти, озабоченными прежде всего соблюдением своих интересов.

Стабильность делового поведения в значительной степени основывается поэтому на когнитивных механизмах, когда роли определены не юридическим договором сторон, а их предсказуемость связана с "кредитной историей" индивидуальных отношений и необходимостью сохранения репутации. Эта история складывается годами и отношения основаны на понимании психологии партнера, его индивидуальных особенностей, что предполагает глубокое личное знакомство людей друг с другом, большую степень откровенности и т.д.

Разумеется, другим фактором, определяющим предсказуемость ролей, является конкуренция. Потенциальная возможность замены работника или партнера, не выполняющего свои обязанности, заставляет его придерживаться принятых правил. Наконец, выполнение договорных отношений обеспечивается неформальной юстицией - крышами.

В результате, кроме классической схемы предприятия (которое можно назвать предприятием-фирмой), предполагающей наличие собственника, менеджмента и ядра персонала, занятого полностью на данном предприятии (по Марксу - продающих свою рабочую силу), в нашей экономике широко распространены предприятия-сети. Они объединяют людей, давно знакомых между собой, знающих человеческие ресурсы друг друга и те роли, которые они способны играть, и использующих друг друга по мере надобности. Такие сети перетекают одна в другую и в отличие от предприятий-фирм гораздо менее обособлены. Не только агенты, но и предприниматели в сети могут в зависимости от ситуации обмениваться ролями. Членами таких сетей являются и чиновники, в частности, представители контрольных организаций.

Содержание понятия малого и среднего предприятия в российской институциональной среде нуждается поэтому в дальнейшем обсуждении. Прежде всего, требуют уточнения количественные подходы, поскольку, как было только что сказано, достаточно крупный бизнес может существовать в виде предпринимательской сети, часто неформальной. Кроме того, в наших условиях необходимо учитывать и тип поведения предприятия. Так, к понятию МСП, видимо, не следует относить олигархический бизнес, имея в виду не абсолютные размеры, а его роль на местном рынке. Иначе говоря, определение должно быть как-то привязано к той территориальной или отраслевой системе, в которую включено предприятие. И конечно, к МСП вряд ли можно отнести представителей квазибизнеса, образ действий которого состоит в том, чтобы заниматься силовым отъемом добавленной стоимости - получать ренту и не пускать на данный рынок чужих 14.

В поисках политики развития предпринимательства

В настоящее время Россия вступает в период реформ - или попыток реформ, - радикальность которых многими недооценивается. Их направление обозначено, в частности, в ежегодном Послании Президента России. Предполагается ввести четкое разграничение доходных полномочий и расходных обязательств между уровнями бюджетной системы страны, а также ясно определить ответственность уровней власти в сфере социальной поддержки населения. Гарантии бесплатной медицинской помощи станут четко определенными и общеизвестными, произойдет реструктуризация сети бюджетных учреждений. В основу оценки работы всех органов исполнительной власти будет положена ясная система показателей, наведен порядок с государственной и муниципальной собственностью. Таким образом, предполагается, что в ближайшее время будут предприняты серьезные усилия, направленные на упорядочение и сокращение участия государства в экономике и на коммерциализацию очень крупных секторов, все еще сохраняющих старые советские принципы работы.

При этом имеются опасения, что эти попытки реформ – в целом, безусловно, неизбежных - будут иметь достаточно упрощенную и прямолинейную форму. В частности, во многих случаях эти опасения связаны с распространенной технологией выработки политики, которую можно было бы назвать кулуарной, когда решения принимает очень небольшое количество людей, не склонных воспринимать не только альтернативные предложения, но даже объективную информацию, поступающую извне их круга. Такие “грубые” варианты реформ могут столкнуться с серьезной ответной реакцией, которая может вызвать со стороны правительства желание “проломить” ситуацию силой. В этом случае вопрос будут стоять уже не о тонкой настройке и не о долгосрочном планировании, а будет действовать логика борьбы. Разумеется, возможен и откат реформ (“косыгинский” вариант), когда вместо радикальных реформ произойдет их модификация и смягчение вплоть до наступления периода политической стагнации. Как бы то ни было, в настоящее время говорить об этом еще преждевременно.

Опыт 90-х годов привел разработчиков нынешней политики к глубокому пессимизму относительно деятельности по поддержке малого бизнеса. К сожалению, из этого многими был сделан вывод о ненужности государственной политики развития предпринимательства вообще.

Возможно ли создание в России крупномасштабной системы поддержки предпринимательства?

Рассматривая вопрос о применении и применимости в России зарубежного опыта развития предпринимательства, следует констатировать тот очевидный факт, что специфические проблемы, характерные именно для малого и среднего бизнеса, в России все же не так остры, как трудности, связанные с неразвитостью условий для предпринимательства как такового. Безусловно, специфические проблемы малого бизнеса имеют место и в России, однако они несопоставимы с такими “пробелами”, как неразвитость судебной ветви власти, масштабные структурные диспропорции, неопределенность отношений собственности.

Другой важнейший фактор состоит в том, что сложившаяся на сегодня в России макроэкономическая, институциональная и политическая среда отражает зависимость экономики от природных ресурсов. Добавленная стоимость в стране формируется в большой степени за счет деятельности нефтяных, газовых и других добывающих компаний и затем перераспределяется в другие сектора экономики. Малый и средний бизнес занят в соответствующей степени обслуживанием спроса, порожденного в ресурсных отраслях. Таким образом, несмотря на имеющиеся исключения (иногда очень яркие), в целом деятельность малого и среднего бизнеса приходится считать в нашей стране во многом вторичной. Другим следствием, вытекающим из этой макроэкономической ситуации, является зависимость малого и среднего бизнеса от потоков ресурсов, перераспределяемых органами власти и, следовательно, от самих этих органов.

Государственная система на федеральном уровне, созданная с целью прямой поддержки предприятий (т.е. связанная с распределением средств) в этих условиях с очевидностью не может быть эффективной и не коррумпированной. В ее деятельности невозможно добиться ясности целей, прозрачности и устранить конфликты интересов.

Системы поддержки предпринимательства, действующие на макроуровне - в масштабах страны (национальные) или международные, - характерны для развитых и достаточно богатых экономик. Они ориентированы прежде всего на решение социальных задач, и в их деятельности нет особого внимания к проблеме соотношения затрат и экономических результатов (самоокупаемости) – что и трудно было бы обеспечить в рамках бюрократических институтов.

Есть и исключения – прежде всего это масштабная (относительно размеров страны) система поддержки предпринимательства в Финляндии, которую можно было бы назвать “Министерством планирования малого бизнеса”. Эта система достаточно хорошо компенсирует фактор, на который жалуются финские исследователи – общий невысокий уровень предприимчивости населения. Образно говоря, человеку, решившему самостоятельно заняться бизнесом в Финляндии, достаточно придти в это “Министерство” и написать заявление, после чего он получит как необходимые ресурсы, так и информацию не только общего характера, но и конкретные указания по организации дела, часто мало отличающиеся от инструкций наемному работнику.

Система поддержки малого предпринимательства в России строилась в целом на тех же принципах, но не могла идти ни в какое сравнение по объему ресурсов не только в расчете на одного предпринимателя, но даже и в абсолютных цифрах. Не удивительно, что результатом стали вполне справедливые упреки в произвольном распределении бюджетных средств и коррупции. Одновременно постоянно звучали требования решить эту проблему за счет резкого расширения объемов государственного финансирования на данные цели.

Возможно ли создание в России крупномасштабной системы поддержки предпринимательства, скажем, по образцу финской – условно говоря некоего “РАО Малый бизнес”? Как представляется, ответ на это вопрос может быть положительным – но лишь в следующем смысле. Создание такого рода корпорации (и даже корпораций) вполне возможно, однако она вряд ли может стать инструментом проведения государственной политики. Скорее всего она будет преследовать собственные интересы, которые у нее немедленно возникнут. Создание такого рода структур, возможно, следует приветствовать, поскольку они могут содействовать развитию определенного сегмента рынка малого бизнеса, а именно “своих”, аффилиированных МСП. В то же время такого рода крупные корпорации могут представлять вполне реальную угрозу для остального, не связанного с ними малого бизнеса.

Проблемы и противоречия политики развития предпринимательства на региональном и местном уровне

Как представляется, деятельность именно по поддержке малого предпринимательства в наших условиях более естественна не для федеральной, а для региональной и местной власти, однако и в этом случае в современных условиях имеется ряд неустранимых противоречий 15:

Прежде всего, местная власть действительно заинтересована в развитии местной экономики и бизнеса, она озабочена сбором налогов и развитием налоговой базы. Однако с другой стороны, если налоговая база будет “показана” и тем более если результаты будут отражены в официальной отчетности, то будут потеряны аргументы, нужные для борьбы за получение средств из вышестоящего бюджета.

Кроме того, как правило имеет место конфликт интересов, когда руководители, призванные развивать предпринимательство на своих территориях, ведут также и свой собственный бизнес, который они стараются ставить в привилегированные условия, часто за счет других предприятий.

Следует заметить, что даже в тех случаях, когда региональные и местные органы власти хотят и добросовестно стараются разработать для своей территории политику поддержки предпринимательства, оказывается, что они не всегда умеют это делать. Это ставит вопрос о разработке эффективных политик, обучении и обмене успешным опытом.

Направления и инструменты федеральной политики развития предпринимательства

Федеральная политики развития предпринимательства не должна быть сужена до задачи поддержки малого бизнеса. При этом трудность выработки новой политики в области развития предпринимательства в значительной части связана именно с тем, что почти все принимаемые решения в области экономической политики так или иначе сказываются на предпринимательском климате. Поэтому необходимо организационное оформление для отслеживания данного аспекта с тем, чтобы все основные принимаемые федеральными властями решения анализировались с точки зрения их влияния на возможности создания и развития предприятий.

Макроэкономические аспекты развития предпринимательства

Традиционно, анализ основных макроэкономических параметров, характеризующих экономическую среду (уровень цен, их динамику, валютные курсы, ставки процента и т.д.) проводится с точки зрения их взаимосвязи и влияния на макроэкономические показатели результатов (ВВП, объемы производства, продаж и др.). Влияние макропоказателей на предпринимательское поведение признается, но мало обсуждается. Между тем было бы очень важно учитывать влияние принимаемых решений на такие показатели, как число создаваемых и ликвидируемых предприятий, их рост, дифференциацию по размеру, изменение финансового положения, капитализации и многие другие.

Государственное строительство

Проблема развития предпринимательства прямо связана с мотивацией и политикой органов власти, в первую очередь на местном и региональном уровне. Федеральная политика государственного строительства должна быть направлена на создание благоприятного для бизнеса баланса сил. В частности, развитие малого бизнеса прямо связано с тем, будут ли на местном уровне использоваться в качестве электоральной машины старые советские предприятия (часто находящиеся в тяжелом финансовом положении и ориентирующиеся на получение в той или иной форме дотаций от вышестоящих органов власти), или партийная система, или же фактически выборов не будет вообще.

Правовая политика

Одна из острейших – и известных всем - проблем развития предпринимательства состоит в том, что малый бизнес сталкивается с монополизмом на местном уровне. Предпринимателей не пускают на рынки, затруднена транспортировка товаров по дорогам, конечные продавцы поддерживают монопольно высокие цены. Как уже упоминалось, с точки зрения доступности недвижимости новые малые предприятия проигрывают более крупным и более старым.

Одним из возможных подходов для решения перечисленных проблем могло бы стать введение специальных – не обязательно льготных - правовых режимов. Данная тема (за исключением налоговых режимов) пока практически не обсуждается, однако здесь возможны очень разнообразные решения: упрощенные административные режимы для самых малых предприятий или индивидуальных предпринимателей, специальные арбитражные режимы, процедуры банкротства, трудовое законодательство и прочее.

Развитие финансовых механизмов

Общей проблемой остается общая недоразвитость нашей финансовой системы России и ориентация финансовых органов на проблемы макроэкономической стабильности и фискальные задачи. Содержанием федеральной политики развития предпринимательства могло бы стать также распространение лучшего опыта и содействие обмену информацией. Это касается, в частности, финансовых механизмов, где имеется значительный опыт организации микрофинансирования и малого финансирования, причем не только российский.

Образование для малого предпринимательства

Тема создания специальной системы образования для малого бизнеса не является новой. Тем не менее многие практики - как на уровне предприятий, так и занимающиеся государственным управлением – выдвигают развитие эффективной системы образования для МСП в число самых важных приоритетов. Это перекликается и с наблюдениями зарубежных исследователей, приходящих к выводу, что многие - в частности, финансовые – проблемы малых предприятий связаны в первую очередь с недостаточной квалификацией менеджеров МСП 16.

Координация деятельности инфраструктуры поддержки

Как уже говорилось, созданная в 90-е годы инфраструктура поддержки малого предпринимательства – это в значительной степени идеологическое образование, обладающее способностью самосохранения. Тем не менее, многие такие организации вполне эффективны и полезны. Задачей политики на федеральном уровне поэтому должна быть координация их работы – создание общего информационного поля, распространение положительного опыта, обучение.

Порочный круг непонимания

Возможно, при создании новой политики развития предпринимательства наибольшую проблему представляет существующий порочный круг: вопросы развития малого и среднего предпринимательства не обсуждаются в практической плоскости просто потому, что нет нужной информации, а информация отсутствует, поскольку на нее нет платежеспособного спроса 17.

При этом многие важнейшие статистические данные могли бы быть получены “малой кровью”, в том числе только за счет дополнительной обработки информации, имеющейся в распоряжении органов государственной статистики (на федеральном и региональном уровне) и налоговой службы. В частности, из имеющихся на уровне субъектов Федерации баз статистических данных можно выделять информацию о средних предприятиях. Обработка налоговой информации позволяет получать сведения о “демографии” предприятий (т.е. темпах их создания и ликвидации), и т.д.

Другим очевидным источником информации о МСП для целей выработки государственной политики может быть систематическое проведение репрезентативных выборочных обследований МСП. При этом желательно участие России в основных международных проектах по анализу состояния МСП и уровня предпринимательства (Европейское обозрение МСП, Глобальный мониторинг предпринимательства и др.).


1 Российское обозрение малых и средних предприятий. - М.:2002.

2 О программах международных и зарубежных организаций более подробная информация имеется в Российском обозрении МСП. Общий объем этих программ составил сотни миллионов долларов. Объем аналогичных российских бюджетных программ на федеральном уровне можно оценить приблизительно в 20-30 миллионов долларов.

3 Enterprise and Small Business. Principles, Practice and Policy. - Pearson Education, 2000.

4 Это частный случай общего феномена. Для почти любой произвольной выборки предприятий четверть их общего вклада в ВВП (или суммарную выручку, суммарную занятость и т.д.) - обеспечивает небольшая часть (единицы процентов) выборки.

5 Entrepreneurship, Small and Medium-Sized Enterprises and the Macroeconomy. - Cambridge University Press, 1999.

6 Enterprise and Small Business.

7 Эту весьма распространенную аргументацию см., например, в: Российская Федерация. - Экономические обзоры ОЭСР, том 2002/5.

8 Цифра 800 тысяч включает только малые предприятия - юридические лица и не учитывает ни индивидуальных предпринимателей, ни средние предприятия (см. выше).

9 А также отдельные сотрудники в Минэкономразвития, Минфине, Аппарате Правительства и др.

10 Для сравнения, в Великобритании процент предпринимателей, знающих о существовании фондов и организаций поддержки, равен всего 10% - Enterprise and Small Business.

11 В этом отношении одним из немногих положительных исключений является Республика Татарстан (см. О.М. Краснова. Опыт статистического наблюдения и индикативного управления экономикой Республики Татарстан).

12 Изучение ситуации в секторе малого и среднего бизнеса. - Институт социально-экономического анализа и развития предпринимательства, М., 2001.

13 См., в частности, Изучение ситуации в секторе малого и среднего бизнеса.

14 П. А. Ореховский. Развитие предпринимательства в контексте местной экономики.

15 См. более подробное обсуждение в упомянутой статье П. А. Ореховского.

16 Entrepreneurship, Small and Medium-Sized Enterprises and the Macroeconomy.

17 Одним из примеров может служить обсуждение данной темы в рамках специальной рабочей группы Государственного Совета несколько лет назад. Из-за отсутствия сведений о средних предприятиях рабочая группа решила сузить первоначальную постановку задачи (“развитие малого и среднего предпринимательства”) и вообще исключить проблемы средних предприятий из рассмотрения.


Вернуться в раздел "Муниципальные исследования"  

 © Лаборатория экономического анализа. При использовании материалов ссылка на ЛЭА обязательна.