Аудиторские и
консультационные услуги
Аудиторские услуги
Консультирование предприятий
Консультирование органов власти
Образовательные
программы
Переподготовка муниципальных служащих
Система дистанционного образования
Бизнес-семинары
Муниципальные
исследования
Экономика жилищно-
коммунального хозяйства
Экономика здравоохранения
и образования
Экономика средств
массовой информации
Междисциплинарные исследования
 

Стратегия без субъектов: опыт описания деградации провинции
Ореховский П. А.

Стратегия без субъектов: опыт описания деградации провинции



1. Введение: о жанре «стратегии»

Мне неизвестно, кому принадлежит фраза «общественные науки – способ восхваления начальства в формах, доступных его пониманию», однако это определение полностью подходит к популярному и хлебному жанру разработки стратегий развития городов и регионов. Мало кто из разработчиков этих внушительных по масштабу и весу документов искренне верит в их действительную полезность, но никто из них – от академических учёных до продвинутых практиков консалтинговых фирм – не признаёт это в открытой печати.

Между тем неэффективность средств, затрачиваемых на разработку стратегий, стратегических планов, программ долгосрочного социально-экономического развития в России является секретом Полишинеля. Достаточно сказать, что в настоящее время, по-видимому, уже не осталось регионов и крупных городов, не имеющих принятых и одобренных документов такого рода, однако показатели неравномерности развития территорий только увеличиваются. Очевидно, что никакой корреляции между социально-экономическим развитием и наличием стратегий развития территорий в России попросту нет. С другой стороны, не менее очевидно, что это единственный способ сегодняшних властных элит обозначить свои пожелания в нормативной форме, и экономисты всего лишь отрабатывают поступивший социальный заказ.

Большая часть стратегий пишется в соответствии с нехитрыми правилами:

  • анализ сложившихся тенденций и их экстраполяция;

  • выявление проблем, которые тормозят социально-экономическое развитие;

  • описание перспективных сфер экономики территории, которые, по мнению разработчиков, могут стать «точками роста» (часто для этих целей применяется SWOT-анализ);

  • разработка плана, по результатам которого «всё растёт и колосится» с определением потребности в финансовых ресурсах (в некоторых случаях особенно добросовестные разработчики описывают и механизмы осуществления займов, привлечения инвестиций и т.д.).

Строго говоря, это – не стратегическое, а обычное перспективное планирование. Отличие последнего от первого состоит в том, что при перспективном планировании существует один активный действующий субъект, изменяющий пассивную окружающую среду – в данном случае это орган исполнительной власти, задающий цели и определяющий средства их достижения. Стратегия же предполагает наличие нескольких активных субъектов, или игроков. Собственно, и сам термин стратегия пришёл в территориальное планирование из теории игр. А последняя предполагает описание «правил», «ходов», «выигрышей и проигрышей».

Создание именно стратегии, а не перспективного долгосрочного плана, требует применения иного методологического инструментария, и могло бы существенно усложнить бы жизнь разработчикам. Однако, с другой стороны, освоение подобных методов – не такая уж сложная интеллектуальная задача. Гораздо важнее то, что у такого стратегического плана не будет потребителя: российская исполнительная власть в своём сегодняшнем состоянии может признать в качестве другого стратегического игрока только вышестоящее начальство или власти другой страны. Бизнес, общественные организации, нижестоящие власти – это объекты, но не субъекты, не равноценные игроки. Они должны делать то, что им скажут, для общего (и своего собственного) блага. В виде исключения им могут пойти навстречу, предоставив налоговые льготы или дополнительные бюджетные дотации.

У стратегии как таковой есть и ещё один качественный изъян: доведение информации до других игроков, как и её сокрытие – это также важные «ходы в игре». Естественно, что нормальная стратегия предполагает наличие как открытой, публикуемой в СМИ, так и закрытой, конфиденциальной части. Однако «стратегии развития территорий» становятся официальными документами после обсуждения и принятия их среди депутатов, что не предполагает наличия закрытых дополнений.

Наконец, для реализации стратегии необходима команда, поскольку игроки рассматриваются как коллективные субъекты, преследующие общие цели. Это также фантастическое условие для российской исполнительной власти, которая представляет собой бюрократию, действия которой регламентированы должностными инструкциями, положениями об отделах и управлениях. Основная часть чиновников рассматривает свою работу как государственную (и муниципальную) службу с регламентированным ежедневным списком обязанностей. Реализация стратегии предполагает постоянное изменение списка возникающих задач, что несовместимо с жёсткой организационной структурой. Более того, взаимодействие с другими игроками требует политических действий не только от первого лица исполнительной власти, но и от его подчинённых, что плохо согласуется как с традиционным российским «самовластьем», так и с бюрократией.

Поэтому, на мой взгляд, стратегическое планирование (и управление) в России ещё долго будет оставаться фикцией, несмотря официальные документы, призванные свидетельствовать об обратном. Тем не менее методология стратегического анализа представляет хорошие возможности несколько иначе посмотреть на проблемы территориального развития, описав их в качестве сценария игры. Кроме того, такой подход наряду с традиционным полевым исследованием, которое проводилось нами летом 2007 года 1, позволяет согласовать между собой официальные данные и информацию, полученную в ходе интервью.

По причинам, которые станут понятны в ходе дальнейшего изложения, имена собственные в тексте не приводятся.

Для того, чтобы упростить наш анализ, предположим, что есть некий «идеальный игрок», заинтересованный в устойчивом развитии рассматриваемой территории. Для выработки правильного курса действий ему необходима оценка как ресурсов, так и характеристика интересов и возможностей других игроков. После этого можно будет рассматривать его возможные действия и ответы.

Многие из рассматриваемых ниже ситуаций являются типичными для подавляющего большинства российских муниципалитетов, что также представляет определённый интерес.


2. Характеристика ресурсов


Район S расположен на границе двух областей центра России. Его площадь равна 1064,6 кв. км. Районная столица S расположена на расстоянии 87 км от центра области, в которую входит район, в 55 км от столицы соседней области и в 270 км от Москвы. Через город и район проходит железнодорожная магистраль, соединяющая Калининград-Челябинск.

Город S и район с одноимённым названием возникли как административно-хозяйственные единицы в послевоенный период. Ранее эта территория входила в соответствующий уезд соседней области, однако в 1937 г. на карте СССР появился ряд новых регионов, и район вошёл в состав вновь образованной области, которая и существует в нынешних границах по настоящее время.

В 1949 г. в СССР началось строительство «большой угольной энергетики», и в S была построена первая ГРЭС рекордной по тем временам мощности.

По территории района протекает самая большая река области О., длительность которой в пределах границ района – 45 км. 1820 га земель заняты водными объектами. Самым большим (845 га) является искусственное водохранилище, предназначенное для технического водоснабжения ГРЭС. Имеются пруды и озера.

Район расположен в зоне смешанных лесов. Лесные массивы занимают 35 % (или 37086 га) всей территории района. Здесь встречаются ель, сосна, дуб, береза, осина, ясень, липа, ольха.

Официальная численность постоянного населения – 39,4 тыс. чел., в том числе городское население – 27,3 тыс. чел. (69,3%), сельское – 12,1 тыс. чел. (30,7%). Общее количество населенных пунктов – 143, в том числе есть два города – районный центр S (население – 20,1 тыс. чел.) и город с долгой историей R (население – 1107 чел.). Всего в составе района 8 городских и сельских поселений:

Из столицы области, в которой находится район S, эта территория выглядит как оазис благополучия – районы, которые граничат с S, являются чистыми финансовыми реципиентами, в то время как S – чистый донор. Все эти территории быстро теряют население, однако S является самым крупным районом (и городом), поэтому в областной политической элите веет в воздухе идея образования крупного территориального округа с S во главе. Реорганизация предусматривает объединение четырёх районов в один, что за счёт нехитрых статистических приёмов существенно улучшит все показатели этого территориального образования.

Численность населения и трудовых ресурсов

По официальной статистике численность населения района S к лету 2007 года оценивалась в 40 000 человек 2. Из них, по данным Комитета по социальной защите населения, пенсионеров насчитывалось почти 14 000 чел., инвалидов – 6 500 чел., 6400 детей, не достигших возраста 18 лет. Трудоспособных (по возрасту и не-инвалидов) оказывалось всего лишь 13 000.

Тем не менее районный отдел статистики предоставлял несколько другие данные. Так, в трудоспособном возрасте оказывалось 22,5 тыс. человек населения, в пенсионных возрастах – 10,5 тыс. ( вместе с инвалидами нетрудоспособных по статистике оказывалось всего 13,7 тыс.) человек, 6,4 тыс. детей в возрасте до 18 лет. Расхождение между численностью пенсионеров по данным статистики и данным Комитета социальной защиты работники последнего объясняли тем, что в число пенсионеров входят не только пенсионеры по возрасту. Последних (военных, пенсионеров госслужбы и т.д.), как полагали работники Комитета, 3,2 тыс. человек. При этом, поскольку инвалиды тоже получают пенсию, все 6 491 чел. включаются в число пенсионеров 3. Инвалидов в трудоспособном возрасте, по данным Комитета, насчитывалось всего лишь 845 человек (!). И в этом случае оценка трудоспособного населения Комитетом по социальной защите сближается с оценками районной статистики. Таким образом, во внутренней отчётности Комитета по социальной защите фигурирует две различные оценки трудоспособного населения. Впрочем, это никак не мешало их работе: «клиентами» КСЗ являются пенсионеры, инвалиды, бедные многодетные семьи (если доход на члена семьи превышает определённый уровень, то Комитет по социальной защите такими семьями уже не занимается).

Третий источник – ГАС «Выборы» давал оценку избирателей в 31 500 человек. Это не совпадало ни с данными статистики, ни с данными Комитета по социальной защите.

Проблема в том, что совокупная постоянная занятость в районе составляет всего 8,5 тыс. человек. И либо район является трудоизбыточным, обладающим большим объёмом сравнительно дешёвой рабочей силы, либо данные статистики по каким-то причинам оказываются неверны. И с точки зрения стратегии численности населения становится принципиальной, поскольку на ней будут основываться данные о потребительском спросе, электоральных ресурсах, возможностей разворачивания новых производств и т.д.

Поездки по населённым пунктам района главами муниципалитетов позволили получить экспертную оценку численности постоянного населения всего в 30 тыс. человек, при этом число детей составило всего 5 300 человек, в трудоспособном возрасте было 11 400 человек, пенсионеров и инвалидов –13 300 человек. Первоначальные оценки перспектив района, основанные на официальной статистике, предоставляющей сведения об избыточных трудовых ресурсах (21 тыс. населения в трудоспособном возрасте, из которых имеют постоянную занятость и соответствующий доход 8,5 тыс. человек), неверны. При этом высокий удельный вес постоянного населения пожилого (пенсионного) возраста также объяснил и уровень смертности, существенно превышающий средний уровень по области (на одного родившегося в районе S приходится 3 умерших, так что процесс депопуляции идёт очень быстро).

Весьма показательно, что в районе S нет субъектов, которых бы действительно интересовали объективные данные о численности населения и рабочей силы. Муниципалитеты, особенно в крупных городах, стремятся всячески завышать численность населения, для чего рассматриваются возможности включения пригородов и городов-спутников в городские округа. Это связано с рядом причин:

  • возможностью получения дополнительных бюджетных средств (финансовое планирование привязывается к численности населения и подушевой обеспеченности);

  • повышения собственной политической значимости и статуса;

  • создания большей привлекательности для прихода торговых сетей, индустрии отдыха, сохранения себя как транспортного узла: во всех этих случаях чем больше население, тем больше ёмкость потребительского рынка, что влияет на инвестиционные решения.

В то же время род занятий и характер занятости трудоспособного населения (а трудовые ресурсы являются функцией от численности населения) политической элите не интересны. На вопрос, а куда делось такое количество «лишних людей» характерным ответом всех респондентов является «уехали в Москву». Оказались ли они в действительности в областном центре, Нью-Йорке или в тюрьме – это уже неважно. Главное, что они не доставляют хлопот местным властям, напоминая о вечном сюжете романа Гоголя «Мёртвые души». Как это не парадоксально, большинство субъектов российской власти не нуждается в реальном населении и работниках, им требуется статистическая численность. И действительно – чем больше населения, тем больше хлопоты, а от хорошей статистики – одни выгоды.

По-видимому, это общая картина. К сожалению, даже в рамках отдельного субъекта Федерации неизвестно реальное распределение населения по населённым пунктам (на примере S ошибка составляет 25%). Думается, что в рамках России в целом такие ошибки только накапливаются, а не взаимопогашаются.

По оценкам, полученным в ходе интервью, в районе S также происходит «некачественный» обмен миграционными потоками. В район переезжают пожилые люди, а также, пользуясь дешевизной жилья, люди «социально неблагополучные», в то время как уезжает молодёжь, в том числе – семьи с детьми. Кроме того, сравнительная дешевизна приобретения жилья и регистрации позволяет «выправить документы». Впоследствии люди с постоянной пропиской в районе S, граждане России, получают право работать в других городах России – и этим правом пользуются.

Всё это позволяет сделать следующие выводы:

  • Сельские населённые пункты района не могут более служить резервом рабочей силы для промышленности, строительства, а также экстенсивного, основанного на физическом труде, сельского хозяйства.

  • За исключением г. S и его спутника – рабочего посёлка А., существенных резервов рабочей силы в районе нет. В свою очередь, оба эти населённых пункта способны предоставить не более 500 человек качественной рабочей силы (под последней понимается наличие средней квалификации, физического и душевного здоровья, что позволяет с полной отдачей работать 40-часовую рабочую неделю).

  • В связи со стабилизацией рынка труда в районе, а также дороговизной жизни (см. в следующих разделах), работники предъявляют высокие требования по уровню оплаты труда. Часто такие требования могут не совпадать с финансовыми возможностями предприятий.

  • Любое крупное строительство или ввод объекта в эксплуатацию, требующий привлечения работников свыше 500 человек, столкнётся с дефицитом качественной рабочей силы. Это, в свою очередь, потребует привлечения и размещения работников из-за пределов района.

Насколько способно жилищно-коммунальное хозяйство района принять и разместить 500 семей?

Жилой фонд и состояние инженерных сетей

За исключением самого районного центра S и отдельных участков современной коттеджной застройки, жилой фонд района производит удручающее впечатление. По официальным статистическим данным износ от 0 до 30% – у 30,3% жилого фонда; от 31 до 65% – у 59,9%, от 66 до 70% – у 9,8%. Последние две цифры – очевидно, лукавы: дома, имеющие свыше 70% износа должны относятся к ветхому и аварийному жилью и требуют немедленного расселения, при этом бывшим жильцам должно быть предоставлено «социальное жильё». Последнего просто нет в наличии.

При непосредственном осмотре износ большей части жилого фонда сельских поселений куда ближе к 70% и выше, чем к 31%. В большинстве населённых пунктов присутствуют брошенные домовладения (в которых, тем не менее, могут быть зарегистрированные жильцы). Сравнительно качественное жильё в районе составляет не более 35-40%% всего жилого фонда (порядка 420 тыс. кв. м). Это соответствует данной ранее оценке трудоспособного населения вместе с детьми, которые преимущественно и занимают такое жильё.

Для размещения 500 семей (2000 человек) потребуется не менее 25 тыс. кв. м жилья (из расчёта санитарной нормы 12,5 кв. м) на человека. Формально обеспеченность жильём в районе S более чем в два раза выше. Однако в действительности качественным жилым фондом обладают только районный центр S, расположенный рядом с ним рабочий посёлок А. и часть населённых пунктов, примыкающих к курортной зоне района (в районе расположен курорт российского значения, профсоюзная здравница К, подробнее о нём – далее по тексту). Естественно, что все они заселены.

Реконструкция и ремонт старого жилья потребовали бы, возможно, больших инвестиций, чем строительство нового жилья. Но учитывая высокую смертность и высокий удельный вес пожилых людей в районе, ветшание жилья происходит параллельно с сокращением населения, в связи с чем ухудшение условий жизни ощущается не так остро.

Цена дома в сельских населённых пунктах колеблется от 10 тыс. руб. (удалённые деревни) до 350 тыс. руб. При этом большинство домовладений с соответствующими земельными участками (по оценкам респондентов, свыше 90%) не отмежёвано и не оформлено в собственность. Исключение составляет город R, стоящий на реке О., через который проходит одна из дорог федерального значения. Там наблюдается обратная ситуация, связанная с приобретением домов дачниками.

Межевание и оформление документов оценивается в сумму от 6 тыс. до 15 тыс. руб. В связи с этим в районе действует «серый рынок» продажи домов – через механизм «прописки» (регистрации); продаётся не собственность, но право проживания. Таким образом, более 50% жилого фонда района фактически не представляется хозяйственным ресурсом, имеющим стоимостную оценку (соответственно, это подтверждается и невозможностью взимания земельного налога, а также низкими суммами поступлений от налога на недвижимость физических лиц).

Степени износа жилого фонда соответствует и степень износа инженерных сетей. Так, степень износа водопровода составляет от 75% в райцентре до 85-90% в других населённых пунктах (при том, что общая протяжённость водопроводных сетей более 250 км). Очистные сооружения, канализация во многих населённых пунктах отсутствует, или осуществляется сброс в водохранилища и ручьи, или степень износа коллекторов составляет 100%. Районный центр и несколько сравнительно больших населённых пунктов газифицировано, в остальных ведётся отопление дровами и с помощью электрических тенов. Улучшается только ситуация по услугам связи – на территории района действует и мобильная связь, и таксофоны, и домашние телефоны (обеспеченность по населенным пунктам от 12 до 61 аппарата на 100 жителей).

Любопытно отметить низкую нагрузку на трансформаторные подстанции района: их степень использования составляет в большинстве населённых пунктов 2-12%% (исключение составляет районный центр, где степень загрузки – 51%). Это свидетельствует о реальном падении деловой активности в районе по сравнению с советским временем 4. Поэтому в отношении энергетических нагрузок, даже без учёта возможностей ГРЭС, в районе сохраняются существенные резервы.

Высокая степень изношенности сетей водопровода и канализации свидетельствует о том, что капитальный ремонт сетей и жилого фонда будет вполне сопоставим в районе с новым строительством. Это означает, что размещение 500 семей потребует инвестиций порядка 625 млн. руб. (строительство с одновременным инженерным освоением территории в настоящее время на территории района обходится примерно в 25 тыс. руб. за кв. м). Если предположить, что семьи должны будут рассчитаться за предоставляемое жильё в течение 10 лет (ипотека), то годовой объём дохода одной семьи (при условии, что на оплату ипотеки уходит 15% дохода) должен составлять 833 тыс. руб. При двух работающих членах семьи это означает среднемесячную зарплату каждого в 34 тыс. руб. (1 тыс. евро). Это потребует и высоких финансово-экономических показателей размещаемого в районе предприятия.

В настоящее время высоким доходом в районе считается зарплата от 10 тыс. руб. (за исключением районного центра, где средняя зарплата составляет 8 тыс. руб., в остальных населённых пунктах этот показатель – 4-6 тыс. руб., без учёта доходов от личных подсобных хозяйств). Отсюда стоимость строительства для привлечения новых работников должна составлять не 25 тыс. руб. за кв. м, а 8-9 тыс. руб. за кв. м. Но, учитывая уровень применяемых строительных технологий и низкую производительность труда в строительстве, вряд ли можно добиться такого удешевления жилья.

Несмотря на изношенность сетей и ветхость жилого фонда, его содержание обходится жителям района достаточно дорого. Это связано с существенными энергозатратами на содержание сельских домов, а также высокими тарифами организаций ЖКХ (которые, в свою очередь, за исключением организаций, обслуживающих райцентр, являются банкротами). При этом часть населённых пунктов должны обслуживать организации ЖКХ, расположенные в других муниципалитетах. В силу территориальной удалённости от получателей услуг, по словам респондентов, никаких услуг фактически нет (а плата взимается).


«Предположим, я приглашаю трактор на расчистку дорог. Пока он идёт по своему муниципалитету, он свои дороги чистит и ставит мне это в счёт. Да ещё обратная дорога обходится во столько же. В результате получается очень дорого, и работать с ними невыгодно, пытаемся договориться с трактористами из хозяйств.

Аналогично и с водопроводом. Чинить его надо постоянно, любая организация, имеющая лицензию, выставляет сумасшедшие счета. Поэтому нанимаем «дикие» бригады, но при этом нужно придумать финансовую схему, как оплатить такую работу, чтобы не попасть под статью за растрату бюджетных средств».

Отсутствуют бюджетные средства на уличное освещение. Фонари крепятся непосредственно к зданиям, и затраты по потреблению электроэнергии «разбрасываются» по жильцам. Бюджетных дотаций на завоз топлива (угля, дров) также нет. Молодое население занимается самозаготовкой (фактически, воровством леса), пенсионеры оплачивают машины с дровами частникам.

Там, где из услуг ЖКХ есть только вода и электроснабжение, содержание дома в 60 кв. м обходится летом в 300-500 руб., зимой оплата этих услуг обходится в 2000-2500 руб 5. Это сопоставимо с оплатой услуг ЖКХ в Москве или Санкт-Петербурге. При этом, учитывая, что средняя пенсия по старости составляет в настоящее время около 3 тыс. руб., а также то, что пенсионеры составляют 60% получающих денежные доходы жителей района, можно сделать вывод, что жизнь в районе сравнительно дорогая. Поскольку продовольственные товары в районе также стоят столько же, сколько и в крупных городах (о причинах – в следующих разделах), а среднемесячная зарплата без учёта работающих на ГРЭС составляет 6-7 тыс. руб., переезд сюда новых работников силы выглядит проблематичным.

Потребности предприятий района в рабочей силе являются сезонными, связанными с резким увеличением объемов строительства в области, Москве и Подмосковье в летние месяцы. В этой ситуации приглашение на временную работу со стороны комбината ЖБИиК (Удмуртия), ДРСУ (Таджикистан), а также фирм, занимающихся разработкой районных карьеров строительных материалов (Белоруссия), представляется экономически оправданным. Аналогично – строительство новой очереди ГРЭС, при прочих равных условиях (см. дальнейшие разделы), не требует обустройства новых постоянных жителей в районе.

Земля

К земельным ресурсам района относятся, в первую очередь, земли сельхозназначения (пашня, луга, выпасы), во-вторых, земли поселений. И в том, и в другом случае у района есть большие неиспользуемые резервы. В советское время площади для ведения сельского хозяйства в целом составляли 25805 га, с учётом участков населения под посадки картофеля – 27105 га. В настоящее время объём обрабатываемых земель сократился более чем в два раза, из 18 хозяйств в районе осталось 10.

Одновременно шло перераспределение земель. Часть земель, принадлежавших колхозам, были приобретены новыми «игроками» – ООО «F», ООО «R». Земли, которые приобретались ими, расположены преимущественно в пойме реки О, недалеко от федеральной магистрали, имеют хорошую транспортную доступность и в принципе могут быть перепрофилированы под земли селитебного назначения (элитная застройка: усадьбы, загородные дома с участками в 4-6 га).

Кроме того, в районе работает несколько фермеров, выделившихся из СПК и оформляющих земли в собственность.


Представляет интерес механизм приобретения земель в собственность новыми хозяйствующими субъектами. Первым, по-видимому, приобретать земли начало ООО «F». По утверждениям респондентов, бизнес-план для этого общества разрабатывала ГСХА им. Тимирязева. Само приобретение осуществлялось председателем «F» непосредственно. Происходила скупка земельных паёв (1 пай = примерно 6 га) у бывших работников СПК. При этом происходило оформление доверенности на право распоряжения земельной долей в течение 3 лет. Право распоряжения оценивалось председателем «F» в 1 тыс. руб. В настоящее время доверитель перепродаёт землю «сам себе» через подставных лиц, оформляя её в собственность (прошло 1,5 года), кроме того, большая часть земель в 2007 г. никак не используется.

Другой механизм использовался в ходе приобретения земель ООО «R». Паи сразу приобретались в собственность, при этом продажа шла «по рыночной цене», доходя, по утверждениям респондентов до 70-100 тыс. за 6 га. В дальних отделениях СПК, на «неудобьях», цена составляла 3-5 тыс. руб. за пай. В 2007 г. ООО «R» использовало только небольшую часть земель под посадку овощей.

Приобретение земель, кроме сельхозпроизводства или переоформления под застройку могло преследовать ещё одну цель. Наличие сельхозугодий и минимальная хозяйственная деятельность позволяет фирмам получать льготные кредиты, направляемые в сельское хозяйство, а также, при условии соответствующего оформления коммерческой деятельности, уходить из-под общего режима налогообложения в режим единого сельхозналога.

Насколько ликвидны земли района? Ликвидность можно рассматривать, опять-таки, в двух аспектах:

1. С точки зрения естественного плодородия.

В этом отношении, несмотря на наличие отдельных качественных земель, находящихся вдалеке от основных транспортных магистралей, большая часть земель района является неликвидной. При этом развитие сельского хозяйства в районе сдерживает не отсутствие плодородных земель, но целый комплекс причин, таких, как:

  • отсутствие нормальных товаропроводящих каналов для сельхозпродукции;

  • отсутствие современных технологий обработки земли и содержания скота;

  • низкое качество поголовья КРС;

  • сравнительная дороговизна комбикормов – и отсутствие технологий и мощностей по их производству из местных культур;

  • дефицит современной сельхозтехники (в большинстве хозяйств уже демонтированы тока, что и обусловило низкое потребление электроэнергии, не говоря уже о комбайнах и транспорте);

  • дефицит рабочей силы.

В связи с этим, если ООО «R» не решит вопрос о привозе в район иногородней рабочей силы (в частности, речь идёт о переезде корейцев), то земля, по-видимому, будет использоваться в других целях. В отношении же OOO «F» цели приобретения земли вызывают ещё большие сомнения.

2. С точки зрения использования земель под селитебную, промышленную или гражданскую (коммерческую) застройку.

Любая такая застройка предполагает наличие относительно развитой транспортной сети и инженерной инфраструктуры. Поэтому сравнительной ликвидностью обладают земли по линии федеральной трассы, которая проходит через ряд населённых пунктов, составляющих вместе с райцентром основную «агломерацию». При этом и райцентр S и г. R отличаются тем, что большинство домовладений в городской черте, а также пригородные участки отмежёваны и оформлены в собственность. Эти земли фактически вовлечены в коммерческий оборот и являются ликвидными. Однако также стоит отметить, что их кадастровая (предназначенная для взимания земельного налога) стоимость существенно отличается от рыночной (кадастровая занижена). Пересмотр кадастровой стоимости земель при существующей административной компетентности районной власти вряд ли возможен.

Дороги

Дорожная сеть в районе также сильно изношена. При общей протяженности дорог в 170,3 км не менее 70% требует капитального ремонта и восстановления. Учитывая, что строительство новой дороги и капитальный ремонт старой сопоставимы по стоимости, а также то обстоятельство, что строительство 1 км дороги в районе S обходится в 25-30 млн. руб., для сохранения сети району необходимы инвестиции в размере 1,5-2 млрд. руб., что, конечно же, представляется нереальным.

Поскольку вряд ли возможно ожидать позитивного решения данной проблемы, можно прогнозировать, что в течение ближайших 10 лет останутся две межрегиональные дороги, а также рокадная ветка, прилегающая к федеральной трассе. Уже сейчас можно отметить «видимое невооружённым глазом» стягивание основной хозяйственной деятельности района в районный центр, сохранение населённых пунктов вдоль рокадной S – R ветки и деградацию социально-экономической жизни в остальных деревнях и сёлах района. В результате все ресурсы района, оказывающиеся вне сохраняющейся дорожной сети, теряют свою ликвидность и капитализацию.

Транспортное сообщение является центральной проблемой и для альтернативных, не связанных с развитием энергетики и промышленности, сценариев развития. Так, в районе какое-то время шло приобретение домов горожанами из близких городов под дачи. Однако впоследствии эти дома были брошены их хозяевами в силу двух причин – а) зимой они были ограблены местными жителями, б) в силу плохой дороги туда трудно выбираться на выходные. В свою очередь, напротив, дома, купленные под дачи в R, сохранились (и в силу сравнительно неплохой дороги, и в силу присмотра за ними соседей).

Существенную нагрузку на дороги района вносят грузовые автомашины, которые работают на карьерах района. Следует отметить, что в местный бюджет от деятельности данных карьеров не поступает ничего (все карьеры принадлежат московским фирмам). Налог на добычу «общедоступных ископаемых» (известняки, песчано-гравийная смесь, кирпичные глины, щебень и гранит) поступает в областной бюджет, в 2006 г. он составил около 3 млн. руб. – этого, видимо, хватило бы на ремонт 2 км местных дорог. Таким образом, учитывая занятость на этих карьерах иногородних рабочих, в целом экономика района имеет от них чистый ущерб, а не доход.

Проблема дорожной сети заключается в том, что развитие её осуществляется за счёт бюджетных средств. Таким образом, бюджет субсидирует пользователей автомобильных дорог. Субсидия растёт пропорционально интенсивности использования, поэтому карьеры в настоящее время получают основную выгоду от дорожной сети района (ГРЭС и большинство «старых» предприятий S получают и отправляют основные грузы по железной дороге).

Строительные материалы

На территории района расположены большие залежи глин для производства керамзитового гравия (пластическим способом формирования) и керамзита, строительные пески, песчано-гравийный материал, известняки (в том числе на бут, для производства строительного щебня, и т.д.), суглинки для производства кирпича. Часть из них разрабатывается, часть – нет. Для того, чтобы оценить потенциал данного ресурса, приведём следующую таблицу:

Таблица 1. Цены на строительные материалы

Наименование материалаЦены по данным Интернет-сайтовПримечание
Песок, щебень, керамзитОт 350 руб. куб. мДанные журнала Ремонт и строительство
песок карьерный300 (100 куб. м) – 320 (20 куб. м)http://www.ul-torg.ru/pesok.htm
песок крупнозернистый Мкр=2,5400 (20 куб. м) – 380 (100 куб. м)http://www.ul-torg.ru/pesok.htm
керамзит фр. 5-10, 10-20, 20-40 (навалом)1250 (от 20 куб. м) – 1150 (от 100 куб. м)http://www.ul-torg.ru/keramzit.htm
Известняковый щебень фр. 5-20 М600-800780 руб. за 1 куб. мhttp://www.gravel.ru/benefits.html
Известняковый щебень фр. 20-40 М600-800730 руб. за 1 куб. мhttp://www.gravel.ru/benefits.html
Песчано-гравийная смесь360 руб. за 1 куб. мhttp://www.bck-nerud.ru/price/

Поскольку запасы данных материалов района оцениваются в миллионах куб. м., легко извлекаемы и могут быть поставлены на близлежащие рынки регионов Центрального округа, эти ресурсы весьма ликвидны. Более того, поскольку в настоящее время добыча на карьерах ведётся десятками тыс. куб. м, то, соответственно, выручку предприятий (данные в район не предоставлены) можно оценивать в десятки и даже сотни млн. руб. (суммарно по всем карьерам). В то же время общая сумма налога на добычу природных ископаемых, уплаченная в бюджет области в 2006 г., составляла всего 3 млн. руб.

Леса

На территории района действуют два лесхоза. Они располагают общим запасом более чем в 4,5 млн. куб. м древесины, однако заготовка и переработка леса практически не ведётся, хотя в 60-е годы прошлого века вывозка леса только по одному леспромхозу составляла более 50 тыс. куб. м деловой древесины в год. При этом запасы леса хвойных пород составляют более 400 тыс. куб. м, высокоствольного дуба – более 800 тыс. куб. м, мягколиственной древесины – более 3 млн. куб. м.


Властно-хозяйственные элиты района S убеждены в том, что на их территории растёт плохой лес. «Рубили, под корой оказывается красная древесина, в сердцевине – гниль». Специалисты по лесному хозяйству объясняют это просто – в связи с низким финансированием лесхозов и дефицитом кадров регулярно не выполняются даже рубки ухода, не говоря уже о заготовке спелых лесов. В результате растёт удельный вес перестойного леса – фактически, умирающих деревьев, а мнение властей замыкает порочный круг. Любопытно, что такой же порочный круг: негативное отношение власти – недофинансирование лесного хозяйства – ухудшение состояния лесов – негативный имидж отрасли у властно-хозяйственных элит – автору доводилось наблюдать в Нефтеюганском районе Ханты-Мансийского автономного округа, северо-восточных районах Алтайского края, некоторых других районах в совершенно разных уголках России. По-видимому, это общий результат сегодняшней схемы организации финансирования и эксплуатации лесных ресурсов.

Принятые на территории области, в которую входит район S, законодательные акты делают лес более дорогим, чем на территории её северо-западного соседа. Централизация управления лесными ресурсами привела к тому, что принятие решения об их использовании возможно только на региональном уровне. Наконец, лесхозы сейчас представляют собой государственные учреждения, которые находятся на федеральном бюджетном финансировании с соответствующей тарифной сеткой работников Вся их хозяйственная деятельность проходит через счета казначейства. Фактически районные элиты лесом не распоряжаются.

Одновременно существует спрос на лес со стороны степной южной области. В связи с банкротством СПК на их территории в районе S велась интенсивная рубка «межколхозных лесов» (т.н. организации «Воруйлес»), якобы плохое качество которых этому не мешало. В настоящее время их территории передаются в ведение лесхозов. Но, по утверждению респондентов, «принимаем одни пеньки».

Таким образом, потенциально лесные ресурсы очень ликвидны (цены на внутреннем рынке – еловый пиловочник сейчас от 2000 руб. куб. м, на березовые балансы от 1500 руб. за куб. м). Однако в настоящее время это низколиквидный ресурс: его могут мобилизовать лишь крупные компании, работающие с областной администрацией и федеральными структурами.

Рекреационные ресурсы, исторические памятники, туризм

Район гордится своим бальнеологическим курортом К. Санаторий расположен в районе S среди древнего липового парка, на берегу реки, по соседству с сосновым бором, курорт славится минеральными водами "К" № 1, 2, 3, 4 и лечебными торфяными грязями. Главное богатство курорта – минеральная вода – удостоена золотых медалей на международных выставках "Каир-98", Париж-98", Кельн-99", "Милан-2001". Приезжающих на лечение и отдых пациентов обслуживают 450 сотрудников санатория, из них – 198 человек медицинского и фармацевтического персонала (16 врачей имеют высшую и первую категорию). Санаторий принадлежит Федерации независимых профсоюзов России. Вместимость 750 мест.

Отзывы на сайте курорта достаточно противоречивые:

Ездили компанией из 4-х человек с 3 по 8 января... Мать моя родная!!! Я во многих местах была, но такого... я даже не могу припомнить!!! Отвратительная территория, полное убожество - всё раздолбано, здания все рушатся... Номера кошмарные, маленькие и такие страшненькие... Туалет грязный и вонючий... Еда - сплошные котлеты из непойми чего с картошкой-пюре... Из развлечений только Играй гармонь... Фильмы о Сталине... и прочая лобудень... Спасались пинг-понгом (ракетки конечно порванные), бильярдом, в котором шары невозможно забить в лунки, т.к. они меньше по диаметру... В общем отдых получился грандиозный!!! Не знаю, может старушкам там нравится, но молодежи туда вход ВОСПРЕЩЕН!!!

Даа, ну и отдых. Сразу скажу: молодым там делать нечего. Если деньги позволяют, берите что-нибудь подороже либо вообще сидите дома. В К же поселились...они...ваши любимые дедушки и бабушки. Они везде: сосед по комнате, прохожий на улице, лицо в столовой. Это уЖас ! Молодежи из порядка трехсот отдыхающих дай бог пару процентов. Остальные - ОНИ! Это первое. Теперь про пищу. Еда: полезная, питательная, но есть ее невозможно. Из четырех дней отходили один день полностью и больше там не появлялись. Хорошо еще, что с собой набрали. А не то бы так с голоду и по****. Все надоело писать, дальше буду краток. Нам всем "отдых" крайне не понравился, постоянные споры с администрацией, инфраструктура напрочь отсутствует, дух совка витает повсюду. Извините, но мы туда больше не ногой. Аривидерчи !

В данный санаторий ехать без денег нельзя: за прием врача и за назначение процедур надо платить (коробками конфет и шоколадками не берут), за посещение процедур тоже надо платить, но это не значит что вы пройдете без очереди, все равно будете сидеть и ждать. Как говорят сами работники санатория, они должны друг друга поддерживать материально: типа "ты мне, я тебе". Если захотите пожаловаться, так вам просто не дадут корешок от путевки. Единственно ради чего стоит съездить, так это для прогулок на чистом воздухе, а насчет процедур....если у вас нервы крепкие, можно и за процедуры побороться, глядишь может повезет.... А такого количества людей, я не видела ни в одном доме отдыха и санатории.....поэтому очереди собираются большие. Удачного отдыха всем тем, кто собирается сюда (может вам повезет больше). Но прежде чем ехать, подумайте, может не стоит столько денег и здоровья тратить на так называемые отдых и лечение (как приехала, долго приходила в себя).

Да в К молодежи делать нечего, особенно если эта молодежь приехала "покурить, попить, потусоваться и т.д.".. Но человеку, который хочет найти душевный покой там понравиться... можно хорошо отдохнуть. И какими плохими не были плохие отзывы (да администрация груба, да здания достаточно обшарпаны, активный отдых ограничен), но все это компенсирует очень хороший эффект от лечения грязями. За несколько процедур эффект будет держаться около года. У меня больной позвоночник и я очень мучалась от болей, но после всего 5 грязевых процедур боль отступила на 10 месяцев! Сейчас собираюсь повторить курс лечения.

Обращение к администрации санатория!!!!! Как Вы можете допускать в вашем санатории проявления садизма в отношении животных, находящихся на территории санатория, а именно кошек, собак и ежей. В период с 1 по 17 октября 2006 года на глазах отдыхающих садистким образом уничтожались животные, причем делали это не специализированные службы, а группа "любителей-садистов" , которые на территории санатория подвешивали стянутых попалам веревкой ежей, так что из них вытекали внутренности, на глазах у отдыхающих убивали котят об забор. Убитая собака несколько дней лежала на сцене, кругом валялись трупы убитых кошек. На жалобу отдыхающих охраннику, он заявил: "...убиваем и будем убивать, а к зиме тут ни одной твари не останется...." Все положительные впечатления о вашем санатории перечеркиваются пережитым стрессом от увиденного.

Таблица 2. Прайс-лист на путевки, руб. за сутки на человека (цены действительны с 01.06.07 по 30.09.07)

Категория номера1 день21 день
2-мест. с уд. ТВ ХЛ106722421
2-мест. с част. уд.83217474
2-мест. с уд.100221053
2-мест. "люкс"146430737
1-мест. "люкс"169535580
1-мест. с уд. ТВ114023900
1-мест. с уд. ТВ ХЛ116824526
1-мест. с уд.109322950
Отделение "Мать и дитя"
2-мест. с уд.184038640
1-мест. (реб. на кресло-кровать)179537685
Корпус №6
1-мест. ТВ123525895
1-мест. ТВ ХЛ128326950

В стоимость входит - проживание, лечение, 4-разовое питание. Расчетный час 08-00. Длительность заездов 21 день. Примечание Санаторно-курортная карта – обязательно.

Курорт занимает весьма специфическую рыночную нишу, существуя, в основном, за счёт того, что ФНПР оплачивает часть стоимости путёвок своим членам. Он ориентирован на людей старшей возрастной категории, непритязательных к качеству сервиса. Рассчитывать на приток курортников и туристов в санаторий, которые могли бы оживить экономику района, при такой позиции не приходится. Реконструировать курорт, вложить инвестиции (объём потребности на 400 мест порядка 20 млн. долл., при этом часть мест для увеличения уровня комфорта должна будет сократиться) без решения вопроса о собственности профсоюзов невозможно. Поэтому сейчас это фактически неликвидный ресурс, мало способствующий устойчивому развитию района.

Минеральную воду успешно разливает и продаёт завод, расположенный рядом с К. Он даёт занятость порядка 240 рабочих мест и вносит существенную долю в развитие района. В то же время завод, по-видимому, вышел сейчас на проектную мощность и дальнейшее его расширение проблематично.

Большими – и полностью неликвидными – ресурсами обладает городок R. Здесь расположены дома XVII – XIX вв. постройки, при соответствующей реабилитации улиц, освещения, обустройстве пляжей он имеет большой потенциал для туризма и отдыха. Тем не менее в силу исторических причин (ранее он являлся частью соседней губернии) он не включён в орбиту изучения ни местных, ни соседских историков, деньги на реставрацию архитектурных памятников не выделяются. В городке не осталось промышленных предприятий, отсутствует городской музей, нет экскурсоводов. В связи с этим, несмотря на богатую историю и сохраняющийся архитектурный потенциал, пока R – это лишь удачное место для переезда дачников, даже экскурсионные маршруты по R отсутствуют. При этом, чтобы привлечь туристов в город, потребуется инвестиций не менее 8 млн. долл. (реконструкция центральных городских улиц, установка торшерного освещения, восстановление фасадов – примерно 2,5 млн.; реставрация церкви – 0,5 млн., перестройка исторического здания под современную гостиницу на 30 номеров – 2 млн. долл.; перестройка здания под кафе на 40 посадочных мест – 0,5 млн.; обустройство набережной, включая строительство части крепости, создание археологического музея и консервацию части раскопов – 0,5 млн., строительство оздоровительного центра – 3 млн. долл., прокладка туристических маршрутов по городу, реке, лесничеству, включая обустройство мест охоты, содержание егерей и т.п. – 0,5 млн. долл.). Кроме этого, необходимо вернуть городу историческое имя, организовать взаимодействие местных и соседских историков и преодолеть множество препятствий институционального характера, связанных с «коммерческим использованием» памятников архитектуры.


3. Коллективные субъекты конкурентной борьбы

Крупный бизнес района S

Крупный бизнес предопределяет место района в территориальном разделении труда и, соответственно, во многом влияет на миссию района. В результате поставки товаров и предоставления услуг формируются денежные доходы от «экспорта» района. Получатели доходов от экспорта предъявляют спрос на товары местных фирм, услуги инфраструктуры. Чем сильнее взаимосвязаны «районообразующие предприятия» с местной промышленностью и услугами инфраструктуры, тем сильнее будет мультипликация совокупного спроса, тем выше будут темпы роста совокупного дохода района при соответствующем увеличении производства на «экспортных» предприятиях. Тем самым усложнение районной структуры хозяйства также способствует устойчивости социально-экономического развития.

В районе действовали следующие межотраслевые цепочки, предполагавшие не только – и не столько – поставки сырья, материалов, энергии, сколько «вертикальную мобильность» рабочей силы, использование общей инженерной и транспортной инфраструктуры:

  • Угледобыча – производство электроэнергии – производство чугуна и литья.

  • Добыча глин для шамотного кирпича – металлургия.

  • Металлургия – машиностроение.

  • Выращивание КРС в хозяйствах района – переработка мяса и молока в г. S.

  • Производство пищевых спиртов – отходы как добавка к кормам – выращивание КРС.

  • Добыча строительных материалов – производство железобетонных изделий и конструкций.

Разрушение этих цепочек шло как в силу объективных (исчерпание запасов угля, глины, неконкурентоспособность машиностроения), так и в силу субъективных причин. Так, учитывая наличие известняков и производства ЖБИ, а также электроэнергии, напрашивалось решение о строительстве цементного завода. Но до сих пор в отношении последнего у местных властей (не только районных) существуют опасения большого загрязнения окружающей среды. Учитывая мощности ГРЭС, напрашивалось строительство (реконструкция) литейных заводов с переходом на электропечи и переработкой лома чёрных и цветных металлов. В сельском хозяйстве и переработке с переходом на рыночные отношения распались прежние связи (по сути, хозяйства и мясокомбинат не смогли договориться об объёмах поставки и ценах) – в результате мясокомбинат работает на привозном сырье; падение поголовья КРС ударило и по объёмам переработки молокозавода. Районный рынок сельхозпродукции ещё более сузился в связи с остановкой спиртоводочного завода.

В настоящее время деятельность крупных предприятий района во многом экстерриториальна, они включены в общероссийские межотраслевые связи. Если ранее существовала конкурентная борьба за квалифицированную рабочую силу, жилой фонд, услуги инфраструктуры, земли для подсобных хозяйств и садоводческих товариществ, то теперь, в связи с передачей инфраструктуры муниципалитету и приватизацией торговли, сферы услуг, частично – ЖКХ, крупный бизнес действует в условиях относительного избытка ресурсов – рабочей силы, земли, энергоснабжения.

Как следует из характеристики ресурсов, приведённой в предыдущем разделе, избыток ресурсов является относительным – любое существенное расширение производства, требующее увеличение численности более чем на 500 человек, столкнётся с большими трудностями. По-видимому, это потребует приглашения и обустройства мигрантов, при этом относительная дешевизна жилья в районе связана не только с отъездом большой части населения, но и с ветхостью этого жилья. Соответственно, потребуется реконструкция старого и строительство нового жилья, что изменит требования к инженерным сетям и также потребует их замены (в первую очередь, водопровода).

Наконец, следует отметить, что ресурсы, за которые идёт конкурентная борьба, не являются однородными, универсальными. Известняки не могут быть использованы в качестве топлива для ГРЭС, а машинист последней не пойдёт в ткачи местной фабрики объёмной пряжи. Поэтому конкурентная борьба крупных фирм за местные ресурсы проявляется не столько в готовности платить более высокую цену за их использование, сколько в борьбе за условия ведения своего бизнеса, в частности, землю, инженерные сети, транспортные коммуникации, институциональные рамки (прежде всего, законодательство).

Для стратегического планирования следует выделять следующих представителей крупного бизнеса со специфической заинтересованностью в местных ресурсах.

Энергетики

Это самый крупный бизнес района. Основной капитал ГРЭС сопоставим со стоимостью всех остальных основных фондов района S, выручка от реализации электроэнергии превышает суммарную выручку всех остальных предприятий района. Численность занятых – 1000 человек.

ГРЭС даёт основной грузооборот местной железной дороги, поскольку работает на привозном угле (месторождения бурых углей в районе исчерпано). Это косвенно субсидирует перевозки других грузов, а также движение пассажирских поездов и электричек.

Часть энергии и тепла ГРЭС используется в районе, преимущественно в S. Передача теплосетей в муниципальную собственность привела к образованию долгов города за тепло и горячую воду, а также ускоренному ветшанию теплотрасс. В связи с этим ГРЭС была вынуждена забрать (в счёт погашения долгов) сети обратно. Образовано предприятие – 100% дочка ГРЭС, обеспечивающая теплоснабжение города. Началась замена тепловых сетей, при этом инвестиции в сети осуществляются за счёт средств ГРЭС.

В связи с дефицитом электроэнергии на российском рынке принято решение о строительстве новой очереди ГРЭС. На время строительства возникает заинтересованность энергетиков в дополнительных местных ресурсах. Рост объёмов строительно-монтажных работ приведёт и к увеличению загрузки местных строителей, а также создаёт «окно возможностей» для производства строительных материалов, увеличению рынка сбыта сельхозпродукции, реконструкции жилого фонда. Однако проектный период строительства составляет всего 2-3 года. Впоследствии спрос со стороны ГРЭС резко сократится, поэтому местным властям теоретически необходимо создать условия капитализации данного потенциала.

Строительство и производство строительных материалов

Крупный бизнес в строительстве представлен как собственно строителями (СМУ и ПМК), так и производством строительных материалов ЖБИиК, карьерами. Однако позиции этих фирм разные – если строители работают в основном на районном рынке, то строительные материалы отгружаются большей частью за пределы района. Отгрузка продукции ЖБИиК производится по железной дороге. Карьеры используют автодорожную сеть района.

Ряд фирм использует на производстве привозную временную рабочую силу. Налог на добычу природных ископаемых, поступивший в бюджет области от эксплуатации карьеров, составил около 3 млн. руб. – это стоимость строительства примерно 120 метров дороги с асфальтово-бетонным покрытием. Таким образом, часть фирм-производителей строительных материалов, в отличие от ГРЭС, используют ресурсы района в режиме колонии.

Сельское хозяйство и пищевая промышленность (АПК)

В сельском хозяйстве и пищевой промышленности района практически не осталось крупных хозяйств и предприятий (статистически крупное предприятие должно иметь большой объём выручки, фондов или занятости – свыше 350 чел.). Тем не менее, в целом предприятия аграрно-промышленного комплекса района играют важную роль в хозяйстве района, поскольку «завязаны» на использование местных ресурсов и местные рынки.

На рынок сельскохозяйственных угодий в последние годы вступило два новых актора: ООО «R» и ООО «F». Они приобрели угодья, находящиеся в относительно хорошей транспортной доступности. Однако объём их хозяйственной деятельности (и занятости) пока невелик.

Объёмы выведенных из оборота ресурсов в сельском хозяйстве станут более понятны, если сравнить сегодняшний объём деятельности с советским периодом.

Таблица 3. Показатели сельскохозяйственного производства

ПродуктыЕд. изм.1980200320042005
1. С/х продукция (по всем категориям хозяйств)     
Зерно (в весе после доработки)Тыс. т15,56,46,35,3
КартофельТыс. т21,225,613,322,3
ОвощиТыс. т 5,55,95,9
Мясо (в убойном весе)Тыс. т 0,81,71,8
МолокоТыс. т 5,510,66,9
Яйцо (производство населением и фермерами)Млн. шт. 61,696,4102,1
2. Наличие скота     
КРСЕдин.29 0006 5004 6003 500
КоровЕдин.11 3003 0002 8002 100
ОвецЕдин.7076
СвинейЕдин.10400600400300
Надой на 1 коровул2 1001 8001 6001 500
3. Пашня (всего)Га27 000  9 000

Мясокомбинат закрыл свой цех по забою скота и работает полностью на привозном сырье. Во многом это связано с объективными причинами – количество КРС в районе резко сократилось, поэтому хозяйства не в силах обеспечить комбинат сырьём.

Небольшой объём производимой хозяйствами и фермерами продукции приводит к тому, что поставки этой продукции оказываются нестабильны. Для переработчиков это означает, что закупки у местных хозяйств являются дополнительными к основным, другим поставщикам. На дополнительное сырьё можно «диктовать цены», в отличие от основного, поскольку в последнем случае переработчик заинтересован в сохранении длительных хозяйственных связей. В связи с этим цены на продукцию сельхозпредприятий района оказываются заниженными, что приводит и к снижению доходов района.

Легкая промышленность

Основным (и крупным) предприятием легкой промышленности является фабрика объёмной пряжи (в 2006 г. – 550 занятых). В советское время эта фабрика была построена для того, чтобы обеспечить работой резерв женской рабочей силы (на шахтах и ГРЭС были в основном «мужские» рабочие места). Эта фабрика сразу же строилась как «экстерриториальная», включённая в общероссийские хозяйственные связи. Из местных ресурсов она использует рабочую силу, инженерную инфраструктуру. Поставки сырья и отгрузка продукции осуществляются в основном по железной дороге.

Другие фирмы легкой промышленности также являются по местным меркам большими предприятиями (более 100 человек занятых). Они тоже работают преимущественно на региональный и российский рынок, будучи слабо включёнными в районные хозяйственные связи.

Конкурентным преимуществом лёгкой промышленности района является сравнительная дешевизна рабочей силы, которая в свою очередь связана с дешёвым жильём. Учитывая острую конкуренцию на мировом – и соответственно, с импортом на российском – рынке, трудно судить о перспективах сохранения или развития этой отрасли в районе. Инвестиционных проектов по увеличению мощностей перечисленных фирм, по имеющимся данным, пока нет. Тем не менее легкая промышленность является важным дополнительным звеном хозяйства, которое способствует получению дополнительных доходов и занятости.

Малый и средний бизнес

Малый бизнес района представлен прежде всего торговлей (включая заготовки сельхозпродукции – так называемые «перекупщики») и фермерами. Кроме того, есть несколько фирм в пищевой промышленности (пекарни, птицефабрика, пункт по забою скота – в последнем забой осуществляется вручную, пропускная способность пункта очень мала).

Большая часть магазинов входят в состав дух райпо (в первом – 17, во втором – 8 магазинов). Низкая покупательная способность населения ограничивает возможности развития торговли, заготовками райпо практически не занимается.

Основную роль по закупке сельхозпродукции у населения играют «перекупщики». Они играют важную роль в стабилизации сбыта сельхозпродукции, заключая договора с населением и частью хозяйств о закупках скота, овощей. Тем не менее малый масштаб деятельности, дефицит собственных оборотных средств и острая конкуренция на этом рынке препятствуют возможностям создания устойчивых вертикальных связей и, соответственно, расширению производства и реализации сельхозпродукции.

Существенную роль, кроме розничной торговли потребительскими товарами, в развитии предпринимательства в районе играют закупки лома чёрных и цветных металлов. Распад предприятий машиностроения и металлургии на территории района привёл к развитию данного вида деятельности, при этом поставки лома на переработку осуществляются за пределы района.

Следует также отметить фирмы, выделенные из состава ГРЭС на самостоятельный баланс и связанные с её обслуживанием. Предполагается, что со временем они могут диверсифицировать свою деятельность и найти других потребителей своих услуг и продукции, кроме ГРЭС.

Малый и средний бизнес играет определённую роль в вовлечении местных ресурсов в хозяйственный оборот и приданию устойчивости развития района. Однако следует отметить, что в составе данного бизнеса практически нет инновационных, быстро растущих фирм, которые в перспективе могли бы повлиять на изменение места района в территориальном разделении труда. Поэтому интересы малого и среднего бизнеса являются производными, зависимыми от потребностей крупного бизнеса района, здоровая конкуренция за ресурсы между ними в настоящее время отсутствует, что отрицательно сказывается на уровне оплаты труда и росте доходов.

Интересы и позиции органов власти соседних муниципалитетов по отношению к району S

Район S с момента строительства ГРЭС начинает доминировать в политико-экономическом смысле над окружающей территорией. История создания района S связана с административным упразднением районов R и К, которые вошли в состав сегодняшних границ района S. Строительство ГРЭС, открытие шахт, создание фабрики объёмной пряжи способствовало оттоку населения из прилегающих районов в г. S – с переходом на работу на новые предприятия открывались и новые возможности для карьеры, получения новых знаний, перехода в более статусные социальные группы.

В настоящее время в руководстве области уже несколько раз озвучивалась идея создания административного округа с центром в S. Для окружающих районов это означает укрупнение административно-территориального деления и передачи их части властных полномочий в S. Следствием этого будет сокращение количества бюджетных рабочих мест, что в свою очередь означает уменьшение дохода этих муниципальных образований. Всё это достаточно очевидно для местных властей и не может не вызывать опасений.

Напротив, выгоды от объединения неочевидны. Если бы район S продолжал привлекать мигрантов, и там бы строились новые предприятия, то его растущая деловая активность приводила бы к росту капитализации собственных ресурсов. Однако в настоящее время банкротство многих предприятий привели к потере районом населения, из обработки выведены сельхозугодия, часть инфраструктуры (энергетика, сельский жилой фонд) недогружены. Поскольку у района S есть множество своих неиспользуемых ресурсов, у окружающих муниципалитетов существует опасение, что в результате объединения с S они не получат необходимых им рабочих рук и инвестиций, скорее наоборот.

Позиция региональных органов власти

Благодаря деятельности таких основных предприятий, расположенных в райцентре, S является чистым финансовым донором бюджета области. Несмотря на отток населения, с позиции областных властей район представляется своеобразным «оазисом благополучия» среди соседних сельских районов области.

В то же время динамика развития района S существенно уступает другим городам и районам области, находящимся ближе к областному центру и Москве. По численности населения, по объёму промышленной продукции и другим ресурсам эти районы гораздо более интересны и привлекательны для крупных бизнес-структур.

В электоральном отношении, учитывая число избирателей, S находится лишь на 11-том месте в области.

Решение об инвестициях в расширение мощностей ГРЭС было принято без участия областных властей.

В связи с этим можно констатировать нейтрально-доброжелательное отношение региональной власти к району при определённой заинтересованности в формальном решении вопроса об «отсталых районах». Однако специфического плана по использованию ресурсов района S для достижения общестратегических задач области в настоящий момент, по-видимому, у областных властей нет. Приоритетами пользуются упомянутые выше территории, в отношении остальных районов, включая S, ведётся единая универсальная политика.


4. Игры и сценарии

Пенсионеры, «бюджетники», «маргиналы»

Картина стратегической игры будет неполной, если кроме крупных профессиональных, «отраслевых» субъектов социального действия, не остановиться на группах, имеющих другие источники дохода и ведущих другой образ жизни.

Наиболее многочисленной социальной группой района являются пенсионеры (13 тыс. человек, 43% населения). Их номинальный среднемесячный доход находится в рамках 2-4,5 тыс. руб., что предопределяет узость районного потребительского рынка. С другой стороны, в силу низких номинальных доходов пожилого населения, район стал привлекателен для переезда сюда пенсионеров из больших городов. Приобретая в районе дом или квартиру и сдавая свою городскую квартиру в аренду (однокомнатная квартира сдаётся в близлежащих областных центрах и больших городах от 8 тыс. руб.) иногородние пенсионеры на фоне местных сразу входят в группу высоко обеспеченных граждан.

Специфика местных пенсионеров в том, что:

  • они имеют низкий уровень образования (в основном среднее, среднетехническое, восьмилетка);

  • отличаются плохим здоровьем. Последнее связано с высоким уровнем профессиональных заболеваний в районе – среди пенсионеров много бывших шахтёров и работников литейного производства.

В связи с этим лишь небольшая часть этой группы сохраняет социальную активность и способна на какие-либо общезначимые действия. И наоборот – большинство требует социального ухода от общества. Численность социальных работников района – 87 человек, из них 50 человек работает на селе (при этом оплата их со всеми надбавками составляет около 4 тыс. руб. в месяц). Этого явно недостаточно для создания ощущения жизненного комфорта данной социальной группы. Кроме того, социальные работники помогают не всем пожилым людям, но только определённым, сравнительно немногочисленным категориям – старше 80 лет, одиноким пенсионерам, имеющим группу инвалидности, социально неблагополучным. Всё это предопределяет в целом низкий статус пенсионеров в районе. Несмотря на свою численность, они в целом слабо влияют на принятие решений о распределении ресурсов, будучи объектом, но не субъектом влияния со стороны других групп.

В этом свете достаточно забавной выглядит декларация заботы местных элит об экологии при размещении новых производств. Причём в защиту экологии привлекаются именно интересы пенсионеров (это при том, что многие из последних большую часть жизни работали в куда более вредных условиях, чем современное цементное производство).

Следующей по численности социальной группой населения района являются так называемые «бюджетники» (примерно 2 тыс. человек). По доходу эта группа очень дифференцирована (от 2 тыс. руб. работников 5 разряда до 16-18 тыс. руб. директоров больниц, школ, глав администраций, служащих МВД). Поскольку характер занятости здесь стабилен, то, учитывая общий низкий уровень зарплаты в районе, в целом бюджетные рабочие места заполнены, при этом формально эта группа имеет высокий образовательный уровень (большинство – высшее образование).

Именно эта группа в настоящий момент имеет наибольшее влияние на распределение ресурсов района. Учитывая наличие административного ресурса, непосредственную связь с населением, стабильную занятость, необходимо констатировать, что в районе бюджетники имеют высокий статус.

Тем не менее поведение этой группы во многом противоречиво, амбивалентно. С одной стороны, неявно (вслух эта позиция не предъявляется) они заинтересованы в сохранении (неухудшении) создавшегося положения, гарантирующего им их статус. С другой стороны, они не могут игнорировать прогрессирующей деградации экономики и социальной жизни района, озабоченность этими процессами звучала во всех ответах респондентов. Существует понимание, что уже в среднесрочной перспективе ухудшение дел может привести к ликвидации части бюджетных рабочих мест, что создаёт угрозу их положению. Однако вариантов позитивных действий со своей стороны они не видят и готовы при случае «голосовать ногами». В личных беседах многие из бюджетников выражали готовность к отъезду из района.

Несмотря на большое влияние и высокий статус, общий мотив поведения бюджетников можно определить как заинтересованность в сохранении личного положения, попросту – «крысятничество». В результате соединения поведения бюджетников и пенсионеров в районе создана соответствующая неявная атмосфера «неприятия чужих», способствующая негативному инвестиционному климату. Учитывая провозглашаемое вслух привлечение инвестиций, это – ещё один источник амбивалентности в поведении. Главы администраций и депутаты не готовы работать в длительной перспективе на привлечение серьёзных инвесторов, что требует от них готовности к компромиссам и большой самоотдаче. А в краткосрочной перспективе они идут на очевидные уступки, попадаясь на уловки жуликов и проходимцев.

Амбивалентность поведения бросается в глаза любому приезжему при взгляде на три находящиеся рядом (в 15-20 м друг от друга) соседние здания районной администрации, бассейна и кинотеатра.

Разбитое здание кинотеатра с выбитым окнами находится рядом с отстроенным, приведённым в порядок и отделанным свежим сайдингом городским бассейном уже три года. За взятку при приватизации кинотеатра был подвергнут уголовному преследованию бывший зам. главы районной администрации по экономике несколько лет назад. В настоящее время упомянутый чиновник возглавляет отделение Справедливой России в районе S. Иногородние «инвесторы», которые приобрели кинотеатр, исчезли. Новый глава администрации чётко разделил свои интересы – он потратил много сил на ремонт и запуск бассейна, однако никак не интересуется судьбой рядом стоящего кинотеатра.

В настоящее время в большинстве деревень и сёл района действует следующая простая «модель жизни»:

  1. 60% населения живут на пенсию (примерно 3 тыс. руб. в месяц) и доходы от личного подсобного хозяйства. Это политически и социально активная часть населения. Однако уровень образования пенсионеров в районе низок, кроме того, сказываются и естественные ограничения для их активности.

  2. 20% (для центральных сёл муниципалитетов, райцентра, а также курорта эта цифра существенно занижена) – работники бюджетной сферы. Фактически это социальные работники, так или иначе включённые в процесс обслуживания пенсионеров и в меньшей степени – детей.

  3. Дети – от 5 до 10% населения (есть много деревень, где детей нет совсем).

  4. Трудоспособное население делится на две примерно равные части:

    • занятые в СПК, строительстве, транспорте, фермеры. Большая часть строителей и работников транспорта работает в районе, но за пределами своего населённого пункта. Эта часть рабочей силы обладает высокой мобильностью и представляет собой потенциальных мигрантов. Однако сейчас при уровне оплаты в 7-8 тыс. руб. их потребительская корзина составляет порядка 2 тыс. руб. в месяц. При этом, в случае семьи из 3-4 человек расходы на душу оказываются существенно ниже. Естественно, всё это верно при условии наличия личного подсобного хозяйства, которое представляет собой не только 6-10 соток при доме, но и 1-2 участка рядом с деревней.

    • «самозанятые» – внелегальная занятость. Кроме доходов от ЛПХ, эта часть населения живёт сдачей лома чёрных и цветных металлов (в одном только селе с населением в 1100 человек 7 приёмных пунктов металла, цена 1 руб. = 1 кг., при оптовой цене от 4 тыс. руб. за 1 тонну); заготовкой грибов и ягод, рыболовством (и браконьерством), случайными заработками, мелким воровством (в первую очередь, грабёжом дач). Следует отметить, что в районе слабо распространено самогоноварение и производство – потребление наркотиков. По-видимому, это связано с большим количеством пенсионеров.

Таким образом, район обладает низкой ёмкостью рынка для потребительских товаров и услуг, что связано не только с низкими доходами, но и низкой производительностью большинства фирм и хозяйств района. Доходы – результат производительности, но не наоборот.

Сыгранная игра

В начале 90-х гг. район S представлял собой весьма перспективную в экономическом отношении территорию со сбалансированными возможностями развития сельского хозяйства и промышленности. С населением в 50 тыс. человек он явно доминировал над прилегающими районами. Некоторые проблемы становились заметными уже тогда (требовавшая реконструкции ГРЭС, сделанные советскими планировщиками ошибки в акценте на развитии машиностроения, исчерпание запасов шамотных глин и угля). Однако в целом казалось, что межотраслевые связи в строительном комплексе, энергетике и металлургии, а также в АПК позволят району сохранить состояние экономического роста. Все эти ресурсы уже к 2006 г. оказались исчерпанными. При этом основной проблемой оказалось качество «человеческого фактора» – местных элит. Так, совокупная производительность в сельском хозяйстве района снизилась, а не повысилась по сравнению с советским периодом. То же самое относится и к строительному комплексу. До известной аварии 2004 г., когда имели место веерные отключения в Центральном федеральном округе, стоял вопрос о выводе из эксплуатации ГРЭС в связи с её низкими технико-экономическими показателями деятельности. Таким образом, оказывались в сложном финансово-экономическом положении зачастую не самые отсталые по технико-организационному уровню предприятия, но те, где менеджмент демонстрировал наиболее яркие образцы оппортунистического поведения. Всё это – результат низкого качества местной элиты, не имевшей прочных социальных коммуникаций как с научными (отраслевыми), так и с политико-хозяйственными (финансово-распорядительными) центрами. В результате население «проголосовало ногами». Сыгранная игра представляет собой хороший пример получения «ренты на стагнации» 6. В настоящее время, когда большая часть активов уже исчезла («ободрана»), а основная часть человеческого капитала растрачена, район S устойчиво двигается в состояние упадка: что-то среднее между профсоюзным домом отдыха, зоной жизни стариков и ловушкой для безработных.

Миссия района

Несмотря на то, что на российском рынке присутствуют три основных отрасли района – энергетика, производство стройматериалов и легкая промышленность (производство объёмной пряжи), по своим финансово-экономическим показателям, включая платежи в бюджеты всех уровней, объёмы вовлеченных в оборот производственных ресурсов и мультиплицируемый спрос, а также объём основного капитала, основной отраслью района является только энергетика. С другой стороны, если рассматривать основные услуги территории – кто и зачем живёт здесь, выявляется другая основная функция – это предоставление социальной помощи пожилым людям и инвалидам. Отсюда сегодняшней миссией района является обеспечение стабильного энергоснабжения регионов Центрального округа при сохранении условий достойной жизни пожилых людей.

Возможности района в повышении ликвидности ресурсов

  1. В связи с уникальной ситуацией энергодефицита в российской экономике и длительностью цикла строительства в гидро- и атомной энергетике, возникла возможность реконструкции и расширения мощностей ГРЭС, что продлит реализацию прежней миссии района. В свою очередь, увеличение объёма строительства приведёт к росту доходов, спроса на услуги ЖКХ, спроса на потребительском рынке.

  2. Наличие дешевого жилого фонда в населённых пунктах района позволяет (при соответствующих условиях) увеличить приём дачников и пожилых людей на постоянное место жительства, что также лежит в рамках миссии района. Это позволит сохранить уровень спроса (и отчасти – уровень производства в ЛПХ) на сельхозпродукцию, услуги ЖКХ и транспортной инфраструктуры.

  3. Естественное восстановление природных ландшафтов района, наличие минеральных вод и грязей, а также многочисленные памятники архитектуры и истории позволяют рассчитывать на развитие туризма (исторического, лечебного, а также выезда на отдых – рыбалка, охота).

Будущая игра

В исходном положении районная администрация и районное собрание представителей являются сравнительно пассивными субъектами, интересы и деятельность которых связана с обеспечением решения задач текущей жизнедеятельности (ремонт сетей, подготовка к отопительному сезону, летний отдых детей, начало учебного процесса в школах и т.д.). Учитывая позиции остальных действующих коллективных акторов, можно прогнозировать следующие «ходы» (события):

  • в течение 2-3 лет строительства и ввода новых мощностей ГРЭС экономическая конъюнктура в районе существенно изменится. Появится дополнительный спрос на товары и услуги ЖКХ со стороны нескольких сотен человек строителей, увеличится загрузка ЖБИиК, вырастут доходы населения. Увеличатся и объёмы ремонта (строительства) жилья, стоимость которого также вырастет;

  • капитализировать рост потребительского спроса в этих условиях, по-видимому, сможет только одна вертикально интегрированная структура – ООО «XYZ», располагающая мощностями сельского хозяйства, переработки, магазинами. Кроме того, собственник «XYZ» является депутатом областной Думы, что даёт этой структуре дополнительный доступ к различным внешним (в первую очередь, кредитным и административным) ресурсам;

  • увеличившаяся деловая активность в районе приведет к увеличению поступлений налоговых платежей в бюджет области. Наряду с инерцией ухудшения положения соседних районов это может способствовать реализации планов по созданию округа в ближайшие год-два;

  • создание округа наряду с потребностями в строительных рабочих и общим подъёмом деловой активности приведёт к частичному притоку населения из соседних районов в район S;

  • после завершения строительства и освоения новых мощностей ГРЭС (т.е. через 3-4 года) начнётся вывод старых мощностей из эксплуатации. Наряду с падением спроса на услуги строителей начнётся сокращение части работников ГРЭС. Это вызовет кумулятивное сокращение спроса на жильё и потребительские товары, что будет иметь своим следствием дальнейший спад деловой активности, усиление оттока трудоспособного населения. Увеличившийся до пределов округа район продолжит прежнее движение к упрощению своей структуры, сокращая количество населённых пунктов и действующих предприятий.

Остальные коллективные акторы являются сравнительно нейтральными по отношению к реализации данного сценария. Интересы иногородних предпринимателей не затрагиваются (кроме роста оборота торговых сетей в период строительства ГРЭС). На состояние лёгкой промышленности рассмотренные мероприятия никак не повлияют. В отношении областных властей – формально округ будет давать более высокие налоговые поступления, требовать меньших бюджетных дотаций, чем до объединения; кроме того, средние доходы на душу населения в округе (особенно в период строительства) повысятся. Номинально провозглашённые цели объединения районов будут достигнуты.

Такой сценарий сохраняет прежний баланс интересов на территории района. Последний, тем самым, продолжит реализовывать свою миссию. Стоит отметить, что в противовес понятию устойчивости развития территории, достижение которого требует больших затрат, положение устойчивой депрессии (упадка) достигается естественным эволюционным путём и не требует от субъекта управления ни конфликтов, ни инноваций.


5. Резюме

Представленные материалы вполне согласуются с положениями работ отечественных исследователей В. Каганского, Б. Родомана, Т. Нефедовой. Так, Б. Родоман полагает, что в России происходит «обламывание» регионов по административным границам. На последних происходит восстановление природных ландшафтов с соответствующими биоценозами, а хозяйственная деятельность «стягивается» к региональным столицам 7. В схеме организации пространства, предлагаемой В. Каганским, присутствует Центр, самодостаточная провинция, эксплуатируемая в режиме колонии (поставляющая ресурсы) периферия, взаимодействующая и захватываемая другими центрами граница 8. На примере района S можно легко выделить процесс трансформации провинции в периферию. У Т. Нефедовой есть множество тонких наблюдений, характеризующих как сельское хозяйство, так и сельские поселения, в частности, когда надои падают ниже 2000 л на одну корову, это совпадает с появлением «социальных чёрных дыр», «распадом социума» 9, что в общем и подтверждается вышеприведёнными данными.

Но дело не только в этом. Район S и до 90-х годов прошлого века, и в настоящее время является промышленным районом, муниципалитеты, которые перешли в разряд сельских, ещё недавно имели заводы на своей территории. Их вновь обретённая «деревенскость» связана с возможностями получения надбавок и льгот за труд в сельской местности, прежде всего для работников бюджетных организаций. Основные восемь населённых пунктов района нельзя назвать и «распавшимся социумом»: здесь даже есть ячейки большинства общероссийских партий (КПРФ, ЕдРО, СР, ЛДПР, СПС), а в райцентре открыт филиал одного из негосударственных вузов, предоставляющих платное образование.

Более того, имеющееся «окно возможностей», временно делающее ресурсы района более ликвидными, теоретически может позволить местным элитам добиться возврата на траекторию сначала роста, а потом, возможно, и развития. Однако целью местных властей является только увеличение (и освоение) бюджета, что вызывает у них ностальгию по временам до принятия ФЗ-131 и Бюджетного Кодекса, а остальные коллективные акторы, в сущности, рассматривают район исключительно с точки зрения эксплуатации сокращающихся ресурсов.

Стратегический анализ интересен тем, что он заставляет исследователя искать субъекты, которые преследуют долгосрочные цели, а также характеризовать конфликты вокруг ресурсов, которые они хотят использовать для достижения своих целей. Принято считать, что целью местного самоуправления является социально-экономическое развитие муниципалитета, но это не совсем так. У муниципальных служащих и депутатов районного собрания – свои цели, диктуемые политическим рынком, у местных «отраслевых» элит – свои, и все они не совпадают с ориентацией на «устойчивое социально-экономическое развитие территории». Можно, конечно, сказать, что когда такое общее пересечение целей есть, тогда на территории есть «местное самоуправление», а когда его нет, то есть только «местная власть», но каковы закономерности превращения одного в другое?

Рост народного благосостояния и существенное улучшение жизни происходит в России крайне неравномерно, что, к сожалению, отчасти ретушируется системой социально-экономической статистики. Наличие стратегий, разного рода «национальных проектов», реализуемых по всей территории России, заслоняет ту проблему, что в большинстве муниципалитетов и регионов фактически нет тех субъектов, которые идентифицировали бы свои долгосрочные цели с целями развития территорий. Очевидно, что создание таких субъектов не достигается только сменой одних лиц на других, но связано с изменением социальных коммуникаций, формированием других социальных институтов. Последнее утверждение банально – и отчасти неверно. До тех пор, пока во власти и бизнесе не появится лиц, которых не удовлетворяет сегодняшняя повсеместная имитация стратегического управления, и которые предъявят запрос на другую интеллектуальную продукцию, постановка задач изменения социальных коммуникаций становится преждевременной. И остаётся только констатировать, что любые сложные социально-экономические системы обладают свойствами инерционности и резистентности к административным новациям, а также стремлением к минимизации диссипации энергии. Другими словами: как оно есть, так оно и будет, поскольку тратить свою душевную энергию на перестройку социальных связей для достижения устойчивого социально-экономического развития на местном уровне ни среди муниципальных служащих, ни среди собственников и предпринимателей, ни, тем более, среди депутатов дураков нет.



1 Полевые исследования с целью диагностики тенденций социально-экономического района S проводились в рамках плана работ Лаборатории экономического анализа ГОУ ДПО Международная Академия современного знания (Обнинск). Исследования выполнялись автором совместно с научным сотрудником ЛЭА к.э.н. Д. А. Слесаревым.

2 Здесь и далее цифры округлены.

3 Это утверждение спорно. Дело в том, что по достижении пенсионного возраста можно получать пенсию либо по возрасту, либо по инвалидности; получать «двойную пенсию» могут только ветераны ВОВ. Пенсия по инвалидности существенно ниже пенсии по возрасту, поэтому не совсем понятно, почему Комитет социальной защиты отдельно учитывает инвалидов среди пенсионных возрастов. По этому поводу среди сотрудников КСЗ, дававших интервью, возникла дискуссия.

4 При оценках объёмов теневой экономики применяется два метода – кассовый и энергопотребления. Кассовый основан на сравнении расходов и доходов экономических агентов, метод энергопотребления связан с энергоёмостью дохода. При условии, что энергоёмкость дохода постоянна, что справедливо для небольших (1-3 года) периодов, то, зная выработку энергии, можно рассчитать реальный доход. Разность между реальным и «официальным» доходом позволяет оценить размер теневой экономики. При условии отсутствия резких структурных сдвигов оба метода дают примерно одинаковую оценку (расхождения по странам западной части ЕС составляют всего 1-2%%).

5 В отношении объективности этих цифр есть сомнения. Так, высокая стоимость электроэнергии в данном муниципалитете обусловлена неопределённостью прав собственности на водонапорные башни, находившиеся ранее на балансе крупных хозяйств. После их банкротства эти инженерные сооружения оказались «ничьи». В результате областной энергосбыт предъявляет счета за электроэнергию, которая требуется для работы насосов по закачке воды в башни, муниципалитету – юридическому лицу – по 2 руб. за квт/ч. Это энергопотребление муниципалитет вынужден «разбрасывать» по физическим лицам – населению. Однако в других МО вроде бы должно быть и другое положение, тем более что ряд крупных сёл газифицирован. Тем не менее респонденты везде называли похожие цифры.

6 Более подробное описание механизмов получения элитой «ренты на стагнации» см. П. Ореховский, Игры элит и региональное развитие // Экономические науки, №4, 2006.

7 См., например, публичную лекцию Б. Б. Родомана: Россия – административно-территориальный монстр, 28.10.2004.

8 См. например, В. Каганский: Центр – провинция – периферия – граница.

9 См. статистические данные и карты в работе Т. Нефедова: Сельская Россия на перепутье: Географические очерки. М.: Новое издательство, 2003. О распаде социума см.: Т. Нефедова: Местность, где кадры решают всё // Отечественные записки, №3, 2007.


Вернуться в Архив публикаций

 © Лаборатория экономического анализа. При использовании материалов ссылка на ЛЭА обязательна.