Аудиторские и
консультационные услуги
Аудиторские услуги
Консультирование предприятий
Консультирование органов власти
Образовательные
программы
Переподготовка муниципальных служащих
Система дистанционного образования
Бизнес-семинары
Муниципальные
исследования
Экономика жилищно-
коммунального хозяйства
Экономика здравоохранения
и образования
Экономика средств
массовой информации
Междисциплинарные исследования
 

Концепции реформирования российского образования
Слесарева Е. В.

Концепции реформирования российского образования


Предлагаемая вниманию читателей работа содержит подробную характеристику того, что российское правительство и высшая законодательная власть собираются делать с образованием. Возможно, в дальнейшем в официальную концепцию внесут поправки. Но стратегический путь на двенадцатилетку со специализацией в последних классах обучения, единый госэкзамен и государственные именные финансовые обязательства (ГИФО), по-видимому, уже определен.

Роль местного самоуправления в этом процессе опять пассивна - за муниципалитетами предполагается оставить финансирование школ, но об изменении объемов передаваемых средств согласно принятым "федеральным мандатам" опять ничего не говорится. Хотя в связи со всеми проблемами, связанными и с 12 годами обучения, и с ЕГЭ родители учеников опять придут в Управление общего образования (термины роно и гороно, похоже, отменены уже повсеместно). Впрочем, обзор Е. Слесаревой предоставляет возможность сделать выводы читателю самостоятельно.

Подавляющее большинство авторов, как отечественных, так и зарубежных, работавших над концепциями реформирования образования в своих странах последнее десятилетие, начинали свое изложение с одной и той же мысли: знание является основным ресурсом в третьем тысячелетии. Развитие общества предполагает переход от индустриального общества к постиндустриальному, в котором процессы создания и распространения знания становятся ключевыми. В этой связи особое значение приобретает образование, поскольку все эти процессы в значительной степени опираются на использование и развитие образовательной системы. Важность данной отрасли определяет и основные задачи ее реформирования. В отечественной Концепции модернизации образования это звучит следующим образом: "Цель модернизации образования состоит в создании механизма устойчивого развития системы образования, обеспечения ее соответствия вызовам XXI века, социальным и экономическим потребностям развития страны, запросам личности, общества и государства".

Тем не менее, когда речь заходит о преобразованиях, многое зависит от самой личности, общества или государства. Таким образом, говоря о реформировании, следует определить не только декларируемые цели и поставленные задачи, но и реальные интересы и внутренние мотивы. Однако перед тем как подойти к подобному анализу, следует все-таки зафиксировать, что именно мы собираемся анализировать, в чем состоит суть предлагаемой реформы или модернизации.

Первоначально эта работа задумывалась как сопоставление и анализ двух существующих на данный момент концепций реформирования образования: одна из них предлагается Центром образовательной политики ГУ-ВШЭ, другая - Правительством РФ. Тем не менее, после рассмотрения каждой из них оказалось, что обе концепции имеют много общего. Кроме того, второй вариант, как того и следовало ожидать, был одобрен Правительством 25 октября 2001 и подписан премьер-министром М. Касьяновым 29 декабря того же года. Теперь ему суждено претерпевать различные изменения и редакции.

Предлагаемая реформа, "модернизация", включает в себя несколько ключевых моментов. Во-первых, речь идет о переходе на двенадцатилетнее среднее образование - по заграничному образцу; после этого наши аттестаты зрелости будут признаваться во всем мире, а их обладатели смогут поступать в зарубежные учебные заведения. Во-вторых, предполагается, что программа старших классов школы будет разгружена за счет специализации. В третьих, будет введен единый государственный экзамен, который сделает оценку знаний "объективной", избавит выпускников от необходимости раздельно сдавать выпускные и вступительные экзамены и позволит им подавать документы в московские вузы, не выезжая из родных населенных пунктов. Наконец, самое главное, вводятся именные финансовые обязательства (ГИФО), то есть подушевое финансирование; вузы будут получать деньги не по заранее определенным разнарядкам, а в зависимости от количества и качества набранных ими абитуриентов.

Итак, начнем по порядку и попытаемся рассмотреть предполагаемые достоинства каждого из нововведений и те недостатки, которые можно отметить (и возможно исправить) уже сейчас.

Специализация и двенадцатилетнее образование

Вопросы законодательного закрепления продолжительности школьного образования, включая продолжительность обучения на каждой его ступени, и введения профильного обучения в старших классах общеобразовательных учреждений как в концепции Центра образовательной политики при ВШЭ, так и в правительственной концепции упоминаются всего несколько раз. Поэтому для того, чтобы представить, что из себя будут представлять данные нововведения, обратимся к другому документу, пока что находящемуся на стадии разработки, - "Концепции структуры и содержания общего образования (в 12-летней школе)".

По замыслу реформаторов школьное образование по прежнему будет состоять из трех ступеней, однако их продолжительность и наполнение будут изменены:

I ступень - начальное общее образование (обязательное), 1-4 классы. Возраст поступающих в школу - не менее 6 лет на 1 сентября (продолжительность обучения - 4 года). Младшие школьники обучаются чтению, письму, счету, овладевают элементами творческой самореализации, культурой речи и поведения, основами личной гигиены и здорового образа жизни.

II ступень - основное общее образование (обязательное), 5-10 классы. Продолжительность обучения - 6 лет. Основная школа предоставляет условия для освоения знаний о природе, обществе, человеке, развивает умения и навыки в разнообразных видах предметно-практической, познавательной и духовной деятельности.

III ступень - среднее (полное) общее образование (общедоступное), 11-12 классы. Продолжительность обучения - 2 года. В старшей ступени школы обучение строится на основе профильной дифференциации. Профильное обучение может реализовываться в следующих формах: профильные образовательные учреждения, классы, группы и иные формы. При этом могут сохраняться непрофилированные общеобразовательные классы. Профильный характер старшей ступени реализуется на основе государственного образовательного стандарта среднего (полного) общего образования путем формирования индивидуальных образовательных программ.

Таким образом, педагогические функции средней (полной) 12-летней школы, по мнению реформаторов, будут отличаться от существующей модели завершенностью, вариативностью, уровневой и профильной дифференциацией, регионализацией, индивидуализацией и практико-ориентированной направленностью.

Предполагаемые достоинства

Разработчики концепции мотивировали необходимость перехода на обязательную 10-летнюю основную и полную 12-летнюю среднюю школу следующими соображениями:

1. Сохранение здоровья детей. За последние 15 лет учебная нагрузка в основной школе заметно возросла, ее увеличение наряду с другими факторами негативно сказывается на здоровье школьников. Переход на обязательную 10-летнюю основную и 12-летнюю полную среднюю школу создает условия для снижения ежедневной учебной нагрузки путем рационального использования появившихся резервов времени, сокращения учебного материала.

2. Повышение качества общего образования. Как показывают данные международных сравнительных исследований, в последние годы российская школа теряет свои позиции в уровне подготовки учащихся по ряду предметов. Отсутствуют возможности для обобщения в выпускном классе средней (полной) школы полученных ранее знаний о природе, обществе, человеке, что не обеспечивает нового качества образования. Обновленная структура общего среднего образования дает возможность более полно учесть интересы, потребности и возможности участников образовательного процесса, рационально перераспределить учебный материал по ступеням обучения, устранить имеющиеся диспропорции в компонентах содержания образования, создать условия для индивидуализации обучения.

3. Конкурентоспособность отечественного образования. Согласно Декларации Совета Европы (1992) преобладающей международной практикой является 12-летнее школьное образование. В большинстве развитых стран общее среднее образование обеспечивается за 12-14 лет. Двенадцатилетнее общее образование введено во всех странах Центральной и Восточной Европы, в том числе в странах Балтии, а также в Молдове, Украине, Беларуси, Узбекистане. В нашей стране аналогичные по содержанию программы по основным учебным предметам учащиеся должны освоить за 10-11 лет.

Введение в России общепринятой в мировом сообществе продолжительности обучения в средней школе позволит не допустить увеличения технологического разрыва с экономически развитыми странами, обеспечит конкурентоспособную подготовку выпускников и предоставит им дополнительные возможности для выбора индивидуальной образовательной программы.

4. Влияние демографических и социально-экономических факторов. По прогнозам, в 2011 году в школах будет обучаться не 21 млн. учащихся, как сейчас, а только 13 млн., что может привести к серьезным социально-экономическим последствиям, в первую очередь в сфере образования. Переход к 12-летней школе смягчит негативные последствия демографического спада. Вместе с тем сокращение численности школьников позволит избежать дополнительных финансовых затрат на обеспечение этого перехода.

5. Преемственность уровней образования. Переход к 12-летнему образованию создает предпосылки для решения проблемы преемственности уровней образования. Увеличение периода обучения в основной школе способствует повышению уровня общеобразовательной подготовки к поступлению в учреждения начального и среднего профессионального образования.

Возможные недостатки

Теперь об обратной стороне медали. Один из основных вопросов, возникающих при обсуждении реформы, это вопрос о ее финансировании. Как известно, лишних денег в системе образования нет. Средств едва хватает на выплату заработной платы учителям (и то не во всех регионах), а о капитальном ремонте зданий, закупке новой техники и т.п. речи не идет. Именно поэтому проведение реформы многим представляется нереальным, поскольку она повлечет за собой дополнительные затраты на оплату труда учителей (так как количество классов при 12-летнем обучении увеличится), разработку новых программ, написание и издание учебников и методической литературы.

При этом Правительством предлагается интересный ход. Согласно Концепции, для расширения доступности образования вне зависимости от места жительства и уровня доходов семьи предполагается разработать и реализовать комплекс социально-экономических мер, в числе которых передача муниципальных общеобразовательных школ в ведение субъектов Федерации и придание им статуса государственных образовательных учреждений, с возможностью делегирования части полномочий в этой сфере на муниципальный уровень. При этом, какие именно полномочия достанутся муниципалитетам, не уточняется. Отмечается только то, что оплата труда работников общего образования переходит на уровень субъектов Федерации. На город при этом, вероятно, будут возложены заботы о зданиях школ, коммуникациях и т.п. В этой связи важно отследить, чтобы вместе с полномочиями с уровня субъекта на местный уровень были бы переданы и ресурсы для их исполнения.

Возвращаясь к вопросу об учебно-методической литературе, необходимо также отметить следующее. Изменение учебных программ, по-видимому, отразится не только на финансах образовательной отрасли (поскольку за разработку новых учебных пособий надо платить), но и на положении дел на издательском рынке. На данный момент правительством решено по каждому предмету оставить не более 3 учебников, рекомендованных Министерством образования, еще 2-3 учебника - с грифом "допущено для апробации". Это может сильно ударить по некоторым специализированным издательствам, создать преимущества для одних в ущерб другим. Так, например, из федерального перечня уже исчезли книги ряда издательств, конкурирующих с "Просвещением" 1.

Вопрос об обеспечении учебного процесса учебниками и без реформирования школы стоит достаточно остро: все большее количество учебной литературы приходится закупать самим родителям. И это при том, что у школ имеются еще запасы старых книг. Очевидно, что с введением новых стандартов ситуация еще осложнится. Вместе с тем, учебники являются чрезвычайно важным компонентом учебного процесса, поскольку без них невозможно обеспечить равные возможности в обучении для всех детей, а предоставление бесплатных учебных пособий только для детей из малообеспеченных семей может оказаться достаточно сложно организовать с административной точки зрения, т.к. повлечет за собой дополнительные затраты. Таким образом под сомнение ставится одна из приоритетных задач реформы - обеспечение равного доступа к образованию. Особенно актуальной эта проблема становится в ситуации снижения среднегодового дохода семей и роста цен на учебники. В качестве одного из возможных вариантов решения можно привести опыт Франции, где государство обеспечивает финансовую поддержку бедным родителям, чтобы они могли приобретать учебники.

Еще одним существенным "но" является угроза призыва в армию сразу после школы. С одной стороны, в Концепции модернизации образования записано, что для обеспечения конституционных гарантий на равные условия получения общего и начального профессионального образования, а также на конкурсной основе среднего и высшего профессионального образования требуется принятие закона о предоставлении отсрочки призыва в Вооруженные Силы выпускникам средней (полной) общеобразовательной школы и выпускникам образовательных учреждений начального и среднего профессионального образования для реализации ими права на поступление в учебные заведения соответственно среднего или высшего профессионального образования. С другой стороны, военное законодательство пока что никак не сочетается с проектами реформаторов, привлекая все новые силы в ряды противников реформы.

Следующим камнем преткновения является вопрос о ранней специализации. Поскольку обучение в 11-12 классах будет являться профильным, решение о выборе будущей специальности придет принимать в 16 лет, то есть довольно-таки рано. Тем не менее, в ответ на подобные доводы, хотелось бы отметить, что и при существующей по сей день системе 10-летнего образования (с окончанием школы в 17 лет) проблема самоопределения у тех, кто собирался продолжить свое образование в высших учебных заведениях, возникала, по меньшей мере, за год до окончания школы (то есть в те же 16 лет), так как подготовка в вуз требовала, по меньшей мере, года дополнительных занятий. Единственным отличием является то, что теперь, с введением 12-летки, сделанный выбор будет каким-либо образом официально закреплен.

В отношении вопроса ранней специализации интересным представляется рассмотрение опыта стран Восточной и Центральной Европы, в частности Польши, Венгрии, Румынии и т.д. Проводимые в этих странах в 90-х гг. реформы были, наоборот, во многом нацелены на преодоление таких недостатков, как ранняя (с 14 лет) и узкая специализация, слабое общее образование, связанное с вытеснением специализированными программами важных компонентов школьной программы 2. В этой связи важно понять, куда движемся мы, и не являются ли наши предлагаемые нововведения пройденным этапом для других стран. Ведь в Западной Европе, напротив, специализация редко начинается раньше 16 лет, при этом постоянно возрастает объем и значение непрерывного образования, направленного на расширение и укрепление общеобразовательных навыков и навыков общения.

Таким образом, к дискуссионному вопросу о том, в каком возрасте люди достигают достаточной зрелости, чтобы сделать самостоятельный выбор относительно их будущей карьеры, добавляется еще один: не исчезнет ли из школьной программы, что-нибудь, необходимое как для будущих гуманитариев, так и для "технарей". Т.е. не произойдет ли дальнейшего ухудшения качества образования. Кроме того, вопрос заключается не только в том, каким образом ученики смогут определиться со специализацией, в конце концов, когда-то им все равно придется это сделать, но и каким образом школы смогут обеспечить предлагаемую вариативность. В этой связи у многих экспертов, занимающихся этой проблематикой, возникает опасение, что полное среднее образование может стать платным, что, безусловно, будет противоречить Конституции РФ и тем целям, которые заявлены в Концепции модернизации образования.

Единый экзамен

Вводимая, пока только в порядке эксперимента, система единого экзамена, по замыслу ее разработчиков, должна быть направлена на повышение объективности оценки результатов выпускников общего образования и на обеспечение равных возможностей получения среднего и высшего профессионального образования. При этом кардинально меняется существовавшая до сего момента система. Следует признать, что выпускные экзамены, проводимые в школе по месту обучения, носили весьма формальный характер по ряду причин. Во-первых, уровень испытаний был рассчитан даже не на среднего ученика, и уже по этому не справиться с ним было довольно-таки сложно. Во-вторых, проверкой работ занимались сами учителя, имевшие возможность либо просто слегка подправить неправильные ответы, либо вообще разрешить переписать работу (и примеров этому множество), поскольку, прежде всего, они оценивали не знания учеников, а свою работу. Кроме того, в-третьих, сама атмосфера проведения экзамена в стенах родной школы, с родными учителями, располагала к "взаимопомощи", а порой и к откровенному списыванию. В подобных условиях, очевидно, речи о какой-либо объективности и выявлении реальных результатов идти не могло. Таким образом, ни средний балл в аттестате, ни даже медаль не отражали реального положения вещей, поскольку фактически два выпускника одной и той же школы, имеющие одинаковые оценки, могли иметь совершенно различный уровень знаний, а большинство медалистов, по мнению замминистра образования РФ В. Болотова 3, не могут грамотно написать заявление при поступлении в вуз. (То, что качество знаний медалистов подчас бывает невысоким подтверждает и В. Филиппов. Так, "в прошлом году лишь 12% медалистов подтвердили качество своих медалей - получили высшую оценку на профильном вступительном экзамене, и только 30% медалистов стали первокурсниками" 4.)

Впрочем, данная ситуация была не так уж плоха. Она давала возможность слабым ученикам и их родителям не краснеть при получении аттестата и его дальнейшем предъявлении где бы то ни было. К тому же она давала возможность и учителям не краснеть при вручении сего документа, так как вроде бы чему-то научили. С другой стороны, эти же условия порой делали возможным в ряде случаев прямое вымогательство со стороны школьной администрации и продажу аттестатов.

Иная ситуация складывалась на вступительных экзаменах в вузы. Задания оказывались на порядок сложнее. Проверка осуществлялась (в большинстве случаев) незнакомыми людьми, и сама атмосфера, как правило, отличалась довольно-таки жестким контролем со стороны экзаменаторов. С одной стороны, такая система позволяла вузам отбирать интересующий их контингент учащихся, а с другой стороны, давала широкие возможности для взяток. При таких обстоятельствах в выгодном положении оказывались вузовские преподаватели, имевшие возможность получения дополнительного дохода, и способные платить родители, чьи дети вряд ли проходили по конкурсу. Обратная ситуация складывалась для тех, чьи родители не могли профинансировать поступление своего ребенка в институт, то есть люди по крайней мере со средним достатком.

С введением новой системы предполагается проведение унификации итоговой аттестации общего образования и вступительных испытаний системы профессионального образования. То есть, как выпускные (школьные), так и вступительные экзамены отменяются, а вместо них вводится единый государственный экзамен (ЕГЭ). Изначально считалось, что результаты ЕГЭ будут приниматься всеми вузами без исключения, однако принятой Концепцией определенным категориям вузов будет разрешено вводить дополнительные требования для отбора абитуриентов.

ЕГЭ сдается в виде тестов. Задания разделены на три части. В первой - школьник из нескольких предложенных ответов выбирает верный. Во второй части ему нужно уже самому решить задание на черновике и вписать правильный ответ в тест. Третья часть - это открытые вопросы. Выпускнику необходимо на бланке полностью изложить свои логические выводы или написать эссе по литературе. Результаты экзаменов зашифровываются, обезличиваются и спецтранспортом отправляются в Москву и в центр субъекта Федерации. По мнению идеологов реформ, таким образом исключается возможность повлиять на результаты экзаменов. Сдавшему единый экзамен выдается обычный аттестат и свидетельство с результатами ЕГЭ по 100-балльной шкале.

По-видимому, одним из аналогов нашему ЕГЭ можно считать систему школьных выпускных экзаменов в Великобритании с получением сертификата GSE (аналог ГИФО) - A-Level (Advanced Level) или AS-levels (Advanced Supplementary) (Подробнее см. здесь). Сертификат GSE-A Level или диплом об окончании подготовительных курсов (для иностранцев) - необходимое условие для поступления в вуз. Традиционно студенты выбирают изучение двух или трех предметов из одной области науки: например, языки, технические или гуманитарные дисциплины. Однако в последнее время появилась тенденция изучения предметов из разных областей знания. Проходных баллов пять: от A (отлично) до E (удовлетворительно). Ученики, не показавшие достаточный уровень знаний, получают оценку N. Недавно была введена оценка super-A для особо одаренных учеников. После того как сертификат GCE-A Level получен, перед молодыми людьми открыто и высшее образование.

Предполагаемые достоинства

По логике авторов нововведений ЕГЭ имеет следующие преимущества:

1. У всех равные права и возможности для поступления. Работают общие правила для всех. Все сдают экзамены по единым тестам. При этом - анонимно.

2. Поступить в вуз становится на порядок легче. Вероятность поступления резко повышается: каждый выпускник может подавать результаты своего экзамена в любое количество вузов 5, находящихся в любом количестве городов, заочно. При этом он заранее знает, какие вузы примут его документы, а какие - нет. Потому что все вузы заранее объявили и сообщили школам нижнюю границу, нижний уровень результатов ЕГЭ, с которым они принимают документы.

3. Расходы на поступление ребенка в вуз сокращаются в сотни раз. Во-первых, резко падает цена репетиторства: сейчас ее взвинчивают репетиторы из того вуза, в который ребенок намерен поступать. Во-вторых, минимизируется возможность взяток, а именно это основная статья расходов сегодня. И в-третьих, действительно не нужно никуда ездить, жить в общежитии, платить за подготовительные курсы.

4. Вы становитесь клиентом, а не просителем. Вуз становится заинтересованным в хорошем студенте, а не только студент в хорошем вузе.

5. Дети будут лучше учиться. Через пару-тройку лет, когда ученики школ убедятся, что действительно все работает по честному, что действительно все зависит от того, как они сдадут ЕГЭ, мотивация резко повысится.

Не может не радовать тот факт, что результаты ЕГЭ можно будет пересдать. Точно также как и раньше, если человек набирал низкий балл при поступлении в вуз, недостаточный для обучения на бесплатной основе, он может снова сдавать экзамены в следующем году, и так до достижения необходимого результата.

Возможные недостатки

При всех видимых положительных аспектах введения ЕГЭ остается открытым вопрос, каким образом он позволит разрешить все те проблемы, которые накопились в образовательной системе к настоящему моменту?

Можно ли будет купить результаты ЕГЭ, как это сейчас делается с результатами вступительных и выпускных экзаменов? Вероятно, ответы на подобные вопросы сможет прояснить только практика его применения при условии, что организационные моменты с самого начала будут продуманы. Во всяком случае, на первый взгляд, ЕГЭ как раз таки и призван, чтобы сократить количество взяток в системе образования.

Одной из основных проблем функционирования системы образования, несомненно связанной с проблемой взяточничества, является наличие весьма значительного "серого" рынка - рынка репетиторских услуг. Исследования показывают, что на настоящий момент до 70% старшеклассников занимаются с платными учителями 6. При этом далеко не все из этих учащихся обращаются к репетиторам в связи с необходимостью дополнительной подготовки в вуз: некоторым из них просто необходима помощь в освоении школьной программы, какими низкими не были бы аттестационные требования. Кроме того, часть населения не в силах оплатить своим детям услуги частных учителей, при этом имея потребность в их услугах.

Интересен тот факт, что о существовании данной проблемы (может быть не совсем открыто) говориться и в предлагаемой концепции реформирования образовательной системы (концепция Центра образовательной политики ГУ-ВШЭ). По мнению ее разработчиков, "в настоящее время государственное и муниципальное финансирование образования составляет 3,2% ВВП. Кроме того, около 1,7% ВВП по различным каналам поступает в сферу образования из средств предприятий и населения. Однако эффективность использования этих последних вышеуказанных средств весьма низкая, значительная часть их (около 40%) затрачивается на преодоление рубежа между общим и высшим профессиональным образованием. Фактически в учебные заведения попадает всего лишь около 4,2% ВВП". Таким образом, по самым скромным оценкам, 0,7% ВВП как раз и остается на руках у репетиторов.

При этом, говоря о проблеме репетиторства, реформаторы, судя по публикациям различных высказываний в СМИ 7, подразумевают, что львиная доля этого рынка приходится, прежде всего, на вузовских преподавателей. Однако рынок репетиторских услуг не однороден. Часть репетиторов - школьные учителя, вынужденные подрабатывать из-за низкого уровня оплаты. Другие - преподаватели вузов, занятия с которыми не только предполагают получение дополнительной подготовки, но и зачастую дают гарантию поступления в институт (что происходит, впрочем, тоже не от хорошей жизни). Так каким же образом ЕГЭ может повлиять на ситуацию, сложившуюся в отрасли?

По словам заместителя министра образования РФ В. Болотова, главная задача единого экзамена - "упразднить позорный институт репетиторства", платные подготовительные курсы и платные экзамены, в общем, обеспечить всем детям одинаковые условия для поступления. Да, действительно, платить вузовским преподавателям (с точки зрения предоставления гарантий) будет незачем. Однако, по мнению автора, введение ЕГЭ не способно изменить ситуацию в системе российского образования в целом. Во-первых, уже сейчас существует мнение, что, упразднив "взяточничество репетиторам", чиновники хотят перевести поток родительских денег напрямую к себе. А, во-вторых, и это главное, как родители, заинтересованные в поступлении своих детей в вузы и располагающие финансовыми ресурсами, платили за дополнительную подготовку, так и будут платить. Более того, мы имеем шанс загнать болезнь еще глубже, так как введение более сложного испытания по окончанию школы подстегнет и оставшихся родителей задуматься о необходимости нанять репетитора (пусть даже на последние деньги).

В этой связи любопытными являются результаты, полученные в ходе опроса посетителей сайта Поддержки единого государственного экзамена. Вопрос звучал следующим образом: "Приведет ли ЕГЭ к снижению уровня коррупции при поступлении в вузы?". Более 70% опрошенных заявили, что, по их мнению, система ЕГЭ слишком уязвима, и уровень коррупции даже повысится, хотя и переместится из вузов в органы управления образованием.

Помимо всего уже сказанного о едином экзамене, хочется отметить, что разработчики концепции модернизации российского образования ничего особенно нового не придумали (об этом уже упоминалось выше). В ходе реформирования систем образования на Западе (например, в Великобритании, Канаде, США) в 80-90 годы XX века были введены стандартизированные аттестационные тесты, причем не только по окончании школы, но и при переходе с одной ступеньки среднего образования на другую. Характерно то, что все эти нововведения подвергались той же критике, что и ЕГЭ у нас. Основным недостатком подобных мер является то, что общее среднее образование может превратиться из образования в подготовку к тесту. Таким образом, оцениваемый минимум может стать преподаваемым минимумом. Тем не менее, не следует забывать, что образование это не только передача определенного набора знаний, это еще и воспитание, развитие.

Кроме того, возвращаясь к проблеме репетиторства, хочется сказать, что тесты, изначально созданные для оценки учащихся, на самом деле будут оценивать либо то заведение, в котором обучался тот или иной школьник, либо (что более вероятно) старания репетитора.

Заканчивая размышления о ЕГЭ, следует отметить, что пока эксперимент по проведению единого экзамена не принес желаемых результатов, как бы об этом не рапортовали чиновники минобразования. Поскольку результаты теста принимались некоторыми вузами (в том числе и престижными) наравне со вступительными экзаменами, абитуриенты оказались в неравных условиях. Одни, теряя нервные клетки, в течение нескольких недель, по возможности самостоятельно, проходили вступительные испытания. Другие писали тест при помощи родителей, учителей и репетиторов. Хотелось бы верить, что такое будет невозможно, когда ЕГЭ станет не экспериментом, а повсеместной практикой. Во многом дело будет упираться в возможности обеспечения контроля со стороны государства и общества. Безусловно, такой контроль можно было бы организовать в каждом отдельном городе силами местных Отделов образования и воспитания (или аналогичных им структур). Однако вопрос заключается в другом. Кому это будет нужно? Чиновники, школьные директора и учителя, родители и сами ученики также, как и при старой системе, будут заинтересованы в том, чтобы как можно большее количество выпускников сдало ЕГЭ, получив достаточно высокие баллы, поскольку у учащихся от этого будет зависеть их обучение в вузе, а для всех оставшихся (работников образования) результаты экзамена, как уже говорилось, будут выступать в качестве определенной оценки их деятельности. При этом то, что подобные действия неизбежно приведут к обесценению результатов ЕГЭ (как это в свое время произошло со школьными медалями), мало кого волнует.

Поэтому не следует забывать, что ни в одной другой стране, где применяется ЕГЭ, школьное ведомство само себя не проверяет - этим занимаются абсолютно независимые институты вроде Сорбонны во Франции или Принстона в США. А у нас, наоборот, Центр тестирования создан при Министерстве образования, да еще и вводится служба школьных инспекторов при Правительстве РФ (7 тыс. человек).

Новые механизмы финансирования образования

В последнее десятилетие высшее образование не только России, но и большинства стран Западной Европы, сталкивается с острыми экономическими проблемами. В этот период высшую школу большинства развитых стран охватил финансовый кризис, связанный с сокращением темпов роста государственной поддержки вузам, которое происходило одновременно с увеличением численности студентов; возникли тенденции, проявляющиеся в желании государства переложить определенную часть расходов на образование на самих учащихся. В связи с этим возросло значение новых механизмов финансирования образования, наиболее значимыми из которых являются введением систем кредитования и разновидностей подушного финансирования, в т.ч. образовательных ваучеров и субсидий 8. При этом, большинство стран, в которых происходили реформы, пока что отдали предпочтение первому варианту. Так, например, в Великобритании во второй половине 90-х гг. государственная помощь студентам на половину состояла из кредитов и на половину из стипендий 9.

Практика введения образовательных ваучеров также имеет место. Однако она довольно редко распространяется на все население страны. Как правило, ваучеры имеют достаточно узкое применение и выдаются какой-либо специфической группе, например, детям из семей с низким уровнем дохода (Чили, Колумбия, США, Великобритания), или же они распространяются только на определенные учебные заведения, например, только на государственные (Швеция) или частные (Канада, Польша). И только исключительно в редких случаях получение ваучера зависит от результатов сдачи каких-либо экзаменов.

Российские реформаторы выбрали иной путь. Рассмотрим суть предлагаемых нововведений в российской высшей школе более подробно.

Государственные именные финансовые обязательства

В предлагаемой Правительством Концепции модернизации образования введение государственных именных финансовых обязательств (ГИФО) закрепляется следующим образом: в качестве одной из мер "... формирования эффективных экономических механизмов модернизации и развития образования необходимо осуществление бюджетного финансирования учреждений (организаций) высшего и в перспективе среднего профессионального образования на базе дифференцированных нормативов, отражающих характер образовательных программ и уровень подготовки абитуриентов, показанный на государственных испытаниях". При этом сама аббревиатура в тексте не встречается. ГИФО вводятся постановлением Правительства РФ №6 от 14.01.02 "О проведении в 2002-2003 годах эксперимента по переходу на финансирование отдельных учреждений высшего профессионального образования с использованием государственных именных финансовых обязательств". Согласно Постановлению, ГИФО - это свидетельство о результатах сданного гражданином единого государственного экзамена с соответствующей записью, удостоверяющей категорию финансового обязательства, являющееся основанием для предоставления вузу бюджетных средств на обучение в нем этого гражданина в течение всего срока обучения в соответствии с государственным образовательным стандартом.

Для того чтобы разобраться, что же кроется за данными формулировками, обратимся к разъяснениям самих разработчиков реформы, опубликованных в средствах массовой информации. Так, со слов директора Центра образовательной политики при ГУ-ВШЭ Татьяны Львовны Клячко, речь идет о том, чтобы от теперешней модели финансирования высшего образования перейти к новой модели, которая бы зависела от результатов набора в вузы. Сейчас вузы финансируются независимо от того, какие люди у них учатся. У них есть бюджетные места, которые финансируются одним образом, и есть так называемые платные приемы - там финансируются места другим образом. И часто цены на платные места намного превышают то, сколько платят за студента государство.

Предлагается сделать следующее - по результатам единого государственного экзамена, дети будут получать свидетельство о сдаче ЕГЭ, где оценки будут проставлены по стобалльной шкале, и вузы, участвующие в эксперименте (на данный момент), будут принимать исключительно по результатам единого госэкзамена. В соответствии с результатами ребенок будет получать государственное финансовое именное обязательство не как отдельный документ, а просто как некоторую сумму денег, про которую он будет знать. И если он получает хорошие результаты, он получает на свое дальнейшее обучение большую сумму денег, скажем, 25 тысяч в год, а учится он 6 лет, значит, 150 тысяч он получает за весь срок обучения, но если он сдал единый госэкзамен хуже, то он получает 15 тысяч и т.д. Если же он вообще очень плохо сдал, то тогда государство за его дальнейшее обучение в вузе ничего ему платить не будет - хочешь учиться в вузе, то плати уже, пожалуйста, из своего кармана. При этом предполагается, что поскольку ГИФО получают по результатам единого госэкзамена, то есть до того, как человек выбрал, учится он в государственном или негосударственном вузе, то эта система распространяется и на государственные, и на негосударственные вузы. Но пока в эксперименте это будет апробироваться только на госвузах. Эксперимент будет длиться 2002-2003 учебный год и 2003-2004. Итоги будут подводиться в 2004 году, и поэтому можно ожидать, что с 2005 года, если эксперимент будет оценен положительно, новая система финансирования будет распространена на все вузы.

Сейчас предусматривается пять градаций результатов ЕГЭ.

"А+" - это то, что получит очень небольшое число выпускников, или лиц, сдавших единый госэкзамен - самая большая сумма денег, и даваться она будет людям, которые показали очень хорошие результаты. Эта сумма будет определяться каждый год, и корректироваться каждый год - в зависимости от возможностей бюджета, количества желающих поступить в вузы, и так далее. Поэтому 25 тысяч - это условная цифра, в следующем году это может быть 30, 35 тысяч и так далее - сколько потянет бюджет, столько и получит человек на свое обучение в вузе.

Следующая градация - это хорошо, но чуть хуже, "А".

"Б" - средний уровень, эту оценку, вероятно, получит большинство выпускников, примерно 40%.

"В" -это те, кто сдали не очень хорошо.

"Г" - это, кто не получит ничего и будут полностью оплачивать свое обучение 10.

Вузы сами назначают цену, поэтому разницу между ГИФО и ценой обучения будет оплачивать семья. Но здесь надо учитывать, что государство устанавливает ограничения. Существует законодательная норма, что 170 человек на 10 тысяч населения учится за счет средств госбюджета в госвузах. Сейчас на 10 тысяч населения учатся в вузах почти 286 человек, как на бюджетных, так и на платных местах (из них на бюджетных местах - примерно 195 человек на 10 тысяч населения). На данный момент наблюдается резкий рост обучающихся в вузах, поэтому предполагается, что 50% студентов в вузах будут учиться только за ГИФО.

Поскольку финансирование ГИФО во многом зависит от возможностей бюджета, может получиться так, что в случае сокращения свободных средств, выпускников будут преднамеренно "заваливать" на ЕГЭ. Для того чтобы этого избежать, заранее устанавливается, что 5% тех, кто сдали лучше в этом году, получают "А+", еще 15% - "А", 40% получают "В", 25% получают "В", и только самые уж плохие 20% получают "Г". Кроме того, вводится институт федеральных олимпиад, и те, кто станет победителем этих олимпиад, например, по литературе или по математике, физике - будут приниматься в вузы без экзаменов, и им будет выдаваться самое высокое ГИФО.

Предполагаемые достоинства ГИФО

Как результат всех этих преобразований в сфере образования должна появиться конкуренция между вузами за учеников с высокими результатами ЕГЭ. Таким образом, ГИФО вводят в высшее профессиональное образование рыночные механизмы, а у этого есть как свои плюсы, так и свои минусы.

Согласно замыслу разработчиков реформы, эксперимент проводится в целях совершенствования экономических отношений в системе высшего профессионального образования. Внедрение ГИФО должно стимулировать:

  1. повышение качества высшего образования,
  2. обеспечение его доступности,
  3. привлечение в высшие учебные заведения наиболее подготовленной молодежи,
  4. рост эффективности использования ресурсов, направляемых государством в эту сферу за счет развития конкурентных начал и повышения самостоятельности высших учебных заведений в расходовании бюджетных средств.
Возможные недостатки

Одной из центральных проблем, которые возникают в связи с разговором о ГИФО, является проблема платного образования в целом. Российское общество, которому в наследие от СССР досталась развитая система бесплатного образования, не привыкло еще к мысли, что в новых рыночных условиях образование (в т.ч. и государственное) может выступать в роли товара, пусть в определенной степени и специфического. Большинство населения (причем не только с уровнем дохода ниже среднего), как ни странно, готово платить значительные суммы денег репетиторам в период окончания их детьми школы и воспринимает это как нечто неизбежное, но не считает оплату продолжения обучения в вузе чем-то само собой разумеющимся 11. Таковы психологические особенности наших сограждан (именно психологические, поскольку реальное положение дел таково, что уже в 2000 году доля платных мест в российских вузах превысила 50%). Теперь рассмотрим основные доводы как сторонников, так и противников платного образования, сформулированные западными экспертами.

В теории общественного сектора определению оптимального соотношения государственного и частного финансирования уделяется большое внимание. Аргументация сторонников частного финансирования высшего образования базируется на концепции "человеческого капитала", рассматривающей получение высшего образования как инвестиции в человека, повышающие его производительность и заработки. Поскольку высшее образование приносит выпускникам определенные выгоды, они должны участвовать в его финансировании. Частное финансирование высшего образования представляется оправданным еще и потому, что, оплачивая обучение, студенты, как правило, более успешно учатся и в срок заканчивают обучение 12. Кроме того, оплачивая обучение, студенты могут настаивать на организации соответствующей их запросам программы обучения. Помимо этого высказываются и другие доводы. Так, например, введение оплаты увеличивает автономию вузов, появляется возможность привлекать средства частных фирм, которые могут оплачивать обучение в вузах нужных им специалистов.

Необходимость государственного финансирования высшего образования обосновывается несовершенством образовательного рынка, наличием "внешних эффектов", а также аргументами фискального характера. Предполагается, что одной из характеристик образовательного рынка является "информационная асимметрия", под которой подразумевается отсутствие полной информации о его состоянии. В такой ситуации, когда у абитуриентов нет возможности оценить качество обучения, предлагаемыми различными вузами и те выгоды, которые они получат от образования, у вузов появляется возможность получать дополнительную выгоду за счет использования данного изъяна рынка.

Следующий аргумент заключается в том, что высшее образование приносит выгоды не только выпускникам вузов, но способствует проявлению внешних эффектов, заключающихся в прогрессе науки, экономическом росте, снижении уровня преступности и т.д. Поэтому индивидуальный спрос на высшее образование, учитывающий только выгоды для студентов, ниже оптимального с точки зрения потребностей общественного развития.

Фискальные аргументы в пользу государственного финансирования высшего образования заключаются в следующем. Если исходить из того, что получение высшего образования обеспечивает рост заработной платы и что существует прогрессивное налогообложение, то выпускники будут платить более высокие налоги. Если такие будущие поступления в бюджет окажутся выше, чем текущие государственные расходы на высшее образование, то в этом случае государственное финансирование высшего образования представляется оправданным.

Тем не менее, приведенные аргументы в пользу государственного финансирования высшего образования не являются достаточными для обоснования исключительного государственного финансирования высшей школы. Большинство специалистов считают наилучшим решением данной экономической проблемы смешанное финансирование. Однако определить оптимальное соотношение между государственным и частным финансированием оказывается достаточно сложно, поскольку за рамками такого анализа оказывается проблема обеспечения равенства образовательных возможностей.

В российском общественном мнении бытует стереотип, что в отличие от нашего бесплатного образования (вдобавок еще и лучшего в мире), в большинстве развитых капиталистических стран высшее образование стоит дорого. Однако это во многом не так. Хотя, безусловно, частные колледжи и университеты, где образование действительно является платным, существуют, но в таких странах, как Германия, Австрия, Дания, Финляндия, Великобритания, Швеция и Норвегия обучение в высших учебных заведениях является преимущественно бесплатным. Во Франции, взимаемая со студентов оплата, является символической. И лишь в относительно небольшой группе стран, таких как Бельгия, Испания, Италия, Ирландия и ряд других плата за образование достаточно высока, при этом в рамках происходящих там реформ обсуждаются варианты ее снижения. Кроме того, наряду с государственными программами финансирования высшего образования в развитых странах практически повсеместно принимаются программы поддержки и обеспечения доступа к образованию бедных слоев населения.

Механизмы поддержки студентов из малообеспеченных семей предусматриваются и российской концепцией модернизации образования, однако, по мнению автора, привязка возможности получения образования к результатам сдачи ЕГЭ является чересчур жесткой.

Дифференциация ГИФО по категориям (по уровню финансового наполнения) усилит риски менее обеспеченных семей, так как заметная часть населения, имеющая в силу не зависящих от них объективных причин меньше возможностей для углубленной подготовки (в том числе и с репетиторами), заранее обречена на дискриминацию в области бюджетной поддержки своего образования. В такой ситуации уместно было бы перефразировать известную пословицу и сказать, что в любые времена лучше быть богатым и умным, чем бедным и глупым.

Приведенные доводы о возможности введения платного образования относились прежде всего к положению абитуриентов на рынке образовательных услуг. Теперь рассмотрим, как повлияет введение ГИФО на ситуацию в вузах.

Можно утверждать, что введение ГИФО может привести к возникновению серьезных перекосов. В зависимости от конкретного момента времени в образовании складывается мода на определенные специальности. Так, в 70-е годы были огромные конкурсы на физические специальности, сейчас все хотят быть экономистами или юристами. Таким образом, закрепленный принцип "деньги следуют за студентом" приведет к тому, что основной объем бюджетных средств в виде ГИФО будет доставаться преимущественно "модным" вузам и специальностям, тогда как остальные вузы, в том числе обслуживающие особые государственные интересы, не смогут получить необходимые для обеспечения их деятельности бюджетные средства. Последнее, в свою очередь, будет способствовать ослаблению их положения и прекращению их деятельности вообще, поскольку не учитывается дифференциация вузов по направлениям подготовки (дифференциация, например, по затратам на подготовку по гуманитарным и техническим специальностям) и их материальной базе (дифференциация по затратам на их содержание). При этом характерен тот факт, что слово "модный" отражает величину спроса на определенные специальности со стороны абитуриентов. При этом реальные потребности экономики не учитывает никто. Получается, что государство тратит значимую долю своего бюджета на удовлетворение интересов частных граждан в области права или экономики, в то время как реальной потребности в таком количестве выпускников по данным специальностям, предъявляемой со стороны производства и бизнеса, нет. По сути дела в этом виноваты не вузы, они продают то, что лучше всего покупается, а дело в том, что не существует объективного механизма выявления потребностей в тех или иных специальностях со стороны рыночных структур, и ГИФО никак не может повлиять на сложившуюся ситуацию (разве что в сторону ухудшения).

Для решения данной проблемы в сферу высшего образования предполагается ввести госзаказ. Министерство образования уже решило изменить порядок приема в российские государственные вузы. На открытии Всероссийского совещания секретарей приемных комиссий вузов в апреле 2002 года было заявлено, что государство хочет, чтобы институты готовили столько специалистов, сколько потом будет возможно трудоустроить. С 15 мая 2002 года в России начинается создание специальных комиссий - они будут заниматься определением принципов формирования государственного заказа на прием школьников в институты и университеты. Причем, эксперты должны учесть не только число будущих специалистов, но и образовательные программы регионов, а также местные демографические особенности. Таким образом, государство потребует от вузов принимать меньше студентов, что в свою очередь должно привести к увеличению конкурса. Тем не менее, в Минобразования не боятся, что многие молодые люди останутся без высшего образования, поскольку в ближайшие годы сократится численность абитуриентов.

Кроме того, с введением ГИФО встает проблема территориального вуза, например педагогического или технического, обеспечивающего подготовку кадров для градообразующих предприятий. Как раньше, так и сейчас в "провинциальных" городах складывается одна и та же ситуация, при которой наиболее подготовленные и способные абитуриенты (а также те, чьи родители могут оплатить обучение и проживание ребенка, если он учится на платной основе) уезжают учится либо в столицы, либо в региональные центры. А что остается местным вузам? Доля поступающих с высокими результатами ЕГЭ будет невелика. И получится, что наберут они в основном студентов 3-4-й категории. Очевидно, что 7-10 тыс. рублей в год на студента не компенсируют затраты на обучение. При этом выставить московские расценки, дабы привлечь недостающие средства, тоже не удастся, поскольку зарплаты в регионах далеко не столичные. Об общежитиях и объектах социальной сферы и говорить не приходится. Речь будет идти о выживании или просто о закрытии вузов, особенно в небольших городах.

Помимо этого, большинство элитных вузов останется по прежнему недоступным, поскольку количество бюджетных мест останется небольшим, а цены на обучение по контракту уж точно не снизятся, так как вузом разрешается самостоятельно устанавливать цены на обучение "платников" (в независимости от качества и себестоимости обучения).

Подобная ситуация, когда абитуриенты с ГИФО лучших категорий уезжают из небольших городков, например, в Москву, может негативно сказаться на экономическом положении этих регионов. Ведь довольно часто люди поступают в не самые престижные столичные вузы не столько ради обучения, сколько ради того, чтобы за те пять лет, которые длится пребывание в вузе, найти работу, женится (выйти замуж) или еще каким-либо образом "зацепиться" в Москве. Домой возвращаются единицы. Все это может отразиться на структуре рабочей силы, поскольку пополнение рядов специалистов с высшим образованием квалифицированной молодежью не происходит. Таким образом, будет происходить дальнейшее усиление территориальной дифференциации регионов по уровню социально-экономического развития.

И, наконец, еще одно дополнение. Поскольку ГИФО представляет собой одну из мер по повышению эффективности работы образовательной сферы, встает вопрос, а не было бы логично выдавать финансирование не на весь период обучения (как это предусматривается программой), а продлевать его каждый семестр в зависимости от результатов сессии. Определенный смысл в этом, конечно, есть: подобная система давала бы студенту значимый стимул к обучению, и можно было бы с большей уверенностью сказать, что выделенные из бюджета деньги на подготовку специалиста, потрачены не напрасно. Тем не менее, в такой ситуации всегда мог бы появиться стимул у вуза перевести как можно большее количество студентов на обучение за наличные, и, таким образом, для объективной оценки результатов каждой сессии потребовалось бы привлекать независимую комиссию. Такова логика создателей программы. Однако хотелось бы отметить, что при хорошо отлаженном механизме ГИФО вузу будет безразлично от кого получать финансирование и желания "срезать" определенное количество в сессию возникать не будет. Тем не менее, пока что выводы напрашиваются совершенно противоположные: один раз произведя набор студентов, вузу будет не выгодно отчислять их в течение срока обучения, поскольку это вызовет сокращение государственного финансирования. Таким образом, складывается ситуация противоположная той, к которой, вроде бы, стремятся реформаторы: качество образования может снизиться.

Система государственного образовательного кредитования

Альтернативой (или дополнением) ГИФО, как меры по изменению экономических отношений в системе образования, является создание системы государственного образовательного кредитования и субсидирования. Концепцией модернизации российского образования планируется ввести два направления экономического развития высшей школы, и какое из них станет основным - покажут результаты проводимого эксперимента в ближайшие два-три года. Изначально данное направление (кредитование) называлось "Госу-дарственные возвратные кредиты", или "Образо-вательные кредиты". Но поскольку сегодня не государство, а исключительно банки могут давать кредиты, то, очевидно, оно будет называться "Возвратные государственные субсидии на получение высшего образования". Предполагается, что это направление будет реализовываться следующим образом. Предусматриваются различные формы погашения кредита, субсидии, которые могут быть полностью или частично возвратными, или безвозвратными при условии отработки определенного времени по полученной специальности. Кроме того, признается необходимым также использовать возможности государственного образовательного кредитования и субсидирования для конкурсного набора на специальности, имеющие особо важное значение для реализации государственных программ экономического и социального развития. То есть, по определенным специальностям, при определенных условиях будет заключен договор с поступившим в вуз о том, что при стоимости обучения, например, в 1000 долларов в год за ним к моменту завершения пяти лет обучения в институте образуется долг в 5000 долларов. Но если он по окончании вуза поедет на работу агрономом в деревню, пойдет учителем в школу, врачом в больницу и т.д., то государство полностью спишет с него кредит.

В мировой практике, в частности в Великобритании, Австралии, Новой Зеландии, отработан следующий механизм предоставления образовательного кредита 13. При поступлении в вуз у студента есть выбор - либо вносить требуемые суммы во время учебы (как правило, в размере 25% от реальной стоимости обучения, т.е. примерно 1 тыс. фунтов ст. в год), либо получить кредит и выплачивать задолженность по нему после окончания учебы. При этом кредит может быть взят как для оплаты образования, так и для покрытия затрат на проживание. При выдаче кредита производится проверка нуждаемости, по результатам которой ? студентов (из семей с самыми низкими доходами) вообще освобождается от оплаты за обучение,? оплачивает только часть стоимости, или выплачивает необходимую сумму полностью (при этом предоставление кредитов для данной категории не предусматривается).

Предполагается, что большинство выпускников, должны вернуть долги по кредитам в течение пяти лет. Выплата начинается с того момента, когда их доходы достигнут определенного уровня, например, 85% среднего по стране уровня.

Предполагаемые достоинства

Основным достоинством введения системы кредитования с точки зрения государства является снижение финансовой нагрузки. Тем не менее, при оценке эффективности данной меры, следует помнить, что результаты ее применения скажутся на системе образования не в краткосрочной, а в долгосрочной перспективе, когда начнутся первые выплаты по предоставленным кредитам. Вузы же должны будут получить эти деньги "немедленно", что в современных условиях дефицита бюджетного финансирования является немаловажным.

С точки зрения студентов, образовательный кредит имеет ряд преимуществ перед кредитом коммерческим - это более низкие проценты, более длительный срок возврата кредита. Кроме того, с возможностью получения образовательного кредита у студента появляется возможность поступления, в том числе, и в престижные вузы на платной основе. Также условиями договора может быть предусмотрена возможность покрытия за счет средств кредита затрат на учебники, общежитие, компьютерную технику и т.п.

Банки, участвующие в данной программе, также имеют финансовую заинтересованность, поскольку у них происходит расширение клиентской базы, появляется возможность завоевания репутации.

Возможные недостатки

Как уже отмечалось выше, рыночные реформы высшего образования в первую очередь влияют на его доступность. И схема кредитного механизма финансирования высшего образования не является исключением. Во многом она означает увеличение риска для получателей кредита.

Во-первых, возникает риск, что хотя студенты могут и не завершить обучение или не завершить его в срок, им все равно придется возвращать кредит.

Во-вторых, начиная учебу, студенты еще точно не знают, какое влияние она окажет на их будущие доходы. Студенты из семей с низкими доходами могут не захотеть влезать в долги, поэтому для них доступность высшего образования уменьшится.

Таким образом, кредиты в большей степени окажутся доступными для людей со средним достатком, которые в определенной мере уверены в своей способности расплатиться в дальнейшем. Однако данная группа потребителей образовательных услуг и без введения механизма кредитования представлена на рынке высшего образования.

Поэтому механизм финансирования образования путем использования кредита не может выступать в качестве единственно возможного, а должен сочетаться с другими формами привлечения финансовых ресурсов, в частности с государственным финансированием высшего образования.

Другие нововведения

Безусловно, несмотря на то, что сердцевиной предлагаемой реформы являются двенадцатилетка, специализация, ЕГЭ и ГИФО, только к этому задуманная модернизация не сводится. В первую очередь Концепция модернизации российского образования провозглашает, что комплексная и глубокая модернизация системы образования - это императив образовательной политики России, ее главное стратегическое направление. В этой связи в первоначальном варианте документа признавалось, что реальное недофинансирование образовательных учреждений на данный момент составляет до 50-60%. Поэтому необходимо уже в ближайшее время повысить долю бюджетных расходов на образование в структуре ВВП с 3,5% до 4,5%, обеспечить опережающий рост затрат на образование по отношению к другим сферам бюджетного финансирования, конкурентоспособность образования на рынке труда. Для реализации этого положения предполагается произвести увеличение финансирования образования из федерального бюджета не менее чем на 25% в год в реальном выражении и не менее чем на 10 % из бюджетов территорий.

Кроме того, особое место в Концепции отведено программе обеспечения системы образования высококвалифицированными кадрами и их поддержке государством и обществом. Государство рассматривает улучшение материального положения и повышение социального статуса работников образования как одну из приоритетных задач образовательной политики. Решение этой задачи предполагает существенные изменения в оплате труда педагогических и управленческих работников в системе образования и повышение их квалификации. Данная программа включает в себя следующие основные мероприятия:

  • передача функции оплаты труда работников общего образования на уровень субъектов Федерации: при этом за счет введения нормативного финансирования должен быть зафиксирован обязательный надтарифный фонд, дающий возможность образовательному учреждению гибко устанавливать надбавки и доплаты в целях стимулирования качества работы и привлечения кадров, пользующихся повышенным спросом на рынке труда;
  • повышение в ближайший период минимальной тарифной ставки педагогических работников до уровня не ниже прожиточного минимума, доведение к 2004 году средней заработной платы учителя до уровня средней по промышленности;
  • отказ от ETC в сфере образования, переход на систему оплаты труда педагогических работников с учетом специфики образовательной отрасли;
  • введение целевых надбавок молодым специалистам на первые три года педагогической деятельности, надбавок за продолжительность непрерывной работы в образовательных учреждениях, а также надбавок, стимулирующих высокие результаты педагогической деятельности;
  • принятие закона об отсрочке призыва в ряды Вооруженных Сил для выпускников учреждений высшего и среднего профессионального образования, получивших педагогическую специальность, на время их работы на штатных должностях с полной учебной нагрузкой педагога, воспитателя, мастера производственного обучения в учреждениях общего и начального профессионального образования, имеющих государственную аккредитацию, детских домах и интернатах.
К сожалению, 2004 год выделен не случайно. Уже в первой редакции правительство поправило Госсовет, отложив доведение средней зарплаты учителя до уровня средней по промышленности до 2006 года. Нет больше в тексте и важного пункта о "существенном увеличении количества целевых президентских стипендий (грантов) для поддержки молодых талантливых педагогов". Говоря о введении ЕГЭ и ГИФО, мы уже отмечали, что сами по себе эти новации не способны кардинально изменить положение в отрасли, связанное с репетиторством. Ведь репетируют в большинстве своем не вузовские преподаватели, а школьные учителя и не от хорошей жизни, и не от жадности, а чтобы как-то выжить. Поэтому и вся реформа без конкретных шагов по улучшению положения учителей будет неэффективна.

Кроме того, был изменен и пункт, касающийся повышения доли бюджетных расходов на образование в структуре ВВП с 3,5% до 4,5%. Теперь таких цифр в Концепции нет вообще. Остались лишь слова об обеспечении опережающего роста затрат на образование. И это при том, что даже 4,5% ВВП казались многим сильно заниженной цифрой. Ведь не так давно, лет 12-15 назад, мы тратили около 7% ВВП. В декабрьском же распоряжении правительства нет вообще никаких цифр. А, значит, нет и каких-либо ясных обязательств.

Аналогичным образом, из документа также исчезло положение об увеличении финансирования образования из федерального бюджета не менее чем на 25% в год и не менее чем на 10% из бюджетов территорий в реальном выражении. Одновременно наносится удар и по внебюджетным фондам - по материальной гарантии автономии вузов. Из концепции не просто выброшен тезис о сочетании бюджетных и внебюджетных средств для развития образования, но, самое главное, - из принципа экономической автономии учебных заведений исключено свободное распоряжение собственными средствами.

Заключение

Существует мнение, что реформа не нужна никому 14. Якобы ректоры ее боятся, поскольку явно сократится поле для взяточничества при наборе, а также возникнет риск недополучить федеральные деньги. Учителя как огня боятся единого экзамена, отчасти потому, что он введет подобие внешнего контроля за их деятельностью, а отчасти потому, что в школах станут не учить, а готовить к тестам. Родители не смогут полюбовно договариваться с учителями и приемными комиссиями, пропихивая своих чад в вузы. Реформа не нужна никому, кроме министра. Так ли это?

С одной стороны, да. У реформы действительно много противников, и часть их доводов приводится автором статьи, поскольку Концепция модернизации далеко не безупречна. С другой стороны, и сейчас отнюдь не у всех родителей есть возможности проталкивать своих детей в вузы, равно как и нанимать репетиторов, не все ректора берут взятки и т.д. Поэтому хочется надеяться, что большинство тех недостатков, которые сейчас видны невооруженным глазом, будут устранены на этапе эксперимента и к тому моменту, когда практика с ЕГЭ и ГИФО станет повсеместной, эти механизмы будут отлажены. Поскольку общество в целом заинтересовано не в каком-либо из вариантов проведения реформы, а в качественном образовании.


1 Бизнес-тест. В Минобразования придут еще семь тысяч чиновников //Независимая газета № 194, 17 октября 2001 г.

2 Рынок труда и социальная политика в Центральной и Восточной Европе. Переходный период и дальнейшее развитие. - М.: ИКЦ "ДИС", 1997.

3 Единый госэкзамен принят на "неуд". На школьниках продолжают ставить опыты //Коммерсант № 18, 4 февраля 2002 г.

4 Вузы гибнут за металл. Миллиард долларов - цена студенческих билетов //Московский комсомолец №38, 18 февраля 2002 г.

5 Но с другой стороны, следует понимать, что подобное нововведение существенно осложнит процедуру отбора абитуриентов вузами: только представьте, во сколько раз увеличится количество заявок, подаваемых в институты.

6 Подробнее о проблеме репетиторства см. Муниципальная экономика, №3, 2001.

7 Например, см. Эксперимент по ГИФО //"Радиостанция "Эхо Москвы". В прямом эфире Клячко Татьяна Львовна - директор Центра образовательной политики ГУ-ВШЭ и Рощина Яна Михайловна - доцент кафедры экономической социологии ГУ-ВШЭ, 31 января 2002 г.

8 Финансовые проблемы в западных странах привели к активному обсуждению вопроса о возможном введении платы за высшее образование. Но не только. На ряду с этой мерой предпринимаются активные попытки привлечь с сферу образования финансовые ресурсы из других источников, в частности задействовать средства предприятий путем осуществление подготовки специалистов "на заказ" или проведения научных исследований и консультационной деятельности.

9 Экономические проблемы высшего образования в странах Западной Европы (90-е годы): Сборник обзоров/ РАН ИНИОН. - М., 1999. - стр. 38.

10 Интересен тот факт, что новая образовательная система по-прежнему будет давать возможность получения высшего образования всем желающим (были бы деньги). Однако во многих странах, например, в Великобритании, с системой выпускных и вступительных экзаменов аналогичной той, которую введут в России, устанавливается количество баллов, с аттестатом ниже которого в вузы не принимают вовсе, хоть миллион заплати. А у нас наоборот. Подчас в вузы идут люди, неспособные освоить программу начальной школы, и готовые заплатить любые деньги за обучение, лишь бы откупиться от службы в армии. Поэтому и российские реформаторы обсуждают необходимость введения ГИФО с категорией "Д".

11 Подобный феномен получил название "институциональной ловушки", когда люди платят деньги, например, не за получение образования, а за обеспечение его доступности.

12 К сожалению, для российского платного образования это еще во многом не так. Многие студенты, обучающиеся на платной основе, считают, что если они заплатили деньги, то они и "заказывают музыку", а учебные заведения должны эти деньги "отрабатывать", выдавая дипломы, не создавая дополнительных проблем для учащихся. Такое отношение к процессу обучения связано с подменой того, что реально покупает выпускник в подобном случае: по факту происходит не покупка образовательной услуги и, следовательно, определенного набора знаний и квалификаций, а покупка диплома. Справедливости ради, надо сказать, что вузы сами во многом способствуют такому положению дел.

13 Экономические проблемы высшего образования в странах Западной Европы (90-е годы): Сборник обзоров/РАН ИНИОН. - М. 1999 г. - стр. 44, 54.

14 Игорь Федюкин. Подвиг Филиппова. В борьбе за реформу Министерству образования не хватает союзников// Полит. РУ, 13 февраля 2002 г.

Вернуться в Архив публикаций

 © Лаборатория экономического анализа. При использовании материалов ссылка на ЛЭА обязательна.